Время олигархов

slide0011-1Набор обвинений удивительно похож. Коломойский — воровал при старом режиме, сейчас ведет бизнес на крови, пытается создать свое «государство в государстве». Фирташ — много воровал при старом режиме, сейчас ведет бизнес на крови, пытается сохранить контакты с Москвой. Есть, правда, и отклонения от «нормы»: Левочкин якобы разгонял Майдан, а Коломойский якобы дает команду «мочить» Ляшко. Этот конфликт вызывает неоднозначные чувства у сторонников Майдана — мол, за то ли стояли, чтоб олигархи на глазах у всего честного народа отношения выясняли, как бы показывая, вокруг кого сейчас концентрируется власть и ресурсы. Но тем не менее и влиятельность олигархата, и его внутривидовая борьба — это реальность, которая требует своего пояснения.

Кто сядет на трубу

Недавно Игорь Коломойский рассказал свою версию, с чего все началось: мол, услышал, как по «Интеру» дают разгромный материал о том, как его структурам слили государственную нефть, и после этого решил отвечать. Но нефть была в конце мая, а о войне двух олигархов мы писали еще до этого, и аргументов уже тогда было достаточно. Самый главный всплыл сразу после назначения давнего помощника Коломойского Игоря Палицы одесским губернатором. Речь идет об Одесском припортовом заводе, приватизация которого срывалась почти пять лет, а сейчас он вновь может быть выставлен на торги.

Осенью 2009 года Коломойский уже почти купил его на открытых торгах за 5 млрд грн, но продажу остановила Юлия Тимошенко, высказав подозрение в сговоре участников торгов (сама она, будучи в статусе премьера, хотела выручить за ОПЗ 8 млрд грн). Что интересно, уже тогда в процессе участвовал и Фирташ, который через Виктора Ющенко останавливал торги, но ненадолго. С тех пор основные заинтересованные стороны не изменились, однако в процессе уже нет Ющенко и Тимошенко — олигархи воюют напрямую, не вмешивая власть.

Стоит ли ОПЗ столь жесткого противостояния? Об этом можно даже не спрашивать у Коломойского, который после «облома» пятилетней давности ушел из лагеря Тимошенко в лагерь Януковича. Основная ценность ОПЗ не в самом заводе, а в аммиако-проводе, конечной точкой которого он является. Эта труба идет через пол-России и всю Украину, и тот, кто контролирует выход из трубы, автоматически становится ключевым игроком на химическом рынке двух стран. Если конец трубы будет в руках Коломойского, он может уничтожить половину бизнеса Фирташа. Зависимость самого Коломойского от трубы меньше, но тоже неприятна. К тому же для днепропетровского олигарха взять то, что у него отобрали пять лет назад, — это уже дело принципа.

Причем вполне вероятно, что стартовая цена окажется той же, что и осенью 2009-го, — 4 млрд грн. И сегодня продажу за 5 млрд грн уже считают неплохим вариантом, учитывая, что русских в этот раз никто к торгам не допустит. А ведь 5 млрд грн — это сейчас $416 млн, а не $625 млн, как пять лет назад. Есть за что воевать?

 

Место возле трона

Как это обычно бывает в войнах, первоначальная причина в ходе боевых действий перестает быть основной, обрастая кучей других аргументов. Идет война черных пиаров против «ПриватБанка» (принадлежит Коломойскому) и банка «Надра» (принадлежит Фирташу), падение каждого из которых чревато обрушением всей финансовой системы вместе с гривной, но это мало кого волнует. Идет война черных пиаров по поводу участия каждой из сторон в боевых действиях в Донбассе, но это лишь побочная линия конфликта.

Основной сюжет сейчас — это место в новой системе власти, которая создается на наших глазах. Обе ФПГ хотят занять в ней то место, которое занимал в системе Януковича Ринат Ахметов (право «первой брачной ночи» на ключевые объекты, которые шли на приватизацию). Разница в том, что Фирташ и Левочкин укрепляют империю из предприятий, банка, политических партий и медиаресурсов, а в империю Коломойского, помимо всего этого, входит еще и базовый регион с собственными вооруженными силами. А также Одесская область (губернатор Палица) и город Харьков (мэр Кернес).

В двух последних составляющих — сила и слабость Коломойского. Сила в том, что теперь днепропетровского губернатора просто так, без больших политических последствий и потрясений, не отодвинешь в сторону. Слабость же в том, что, обладая столь обширными ресурсами, губернатор-олигарх вольно или невольно становится альтернативой центральной власти. На этом аргументе и играют его противники, поскольку никакая власть не любит конкуренции. И уже в силу этих факторов противостояние Коломойского с Фирташем объективно перетекает в потенциальное противостояние Коломойского с президентом, даже притом, что на Банковой и в Днепропетровской ОГА стараются избегать любых конфликтных ситуаций друг с другом. Кроме того, губернатор-олигарх фактически объявил войну фавориту старого режима Ринату Ахметову, который, конечно, стал намного слабее, но продолжает оставаться игроком «основного состава».

Сколько фронтов может оказаться у Коломойского уже в ближайшем будущем — во многом зависит от результата той войны, которая сейчас ведется. Этот результат непредсказуем, как в футбольном матче двух классных команд. Потому просто запасаемся попкорном и наблюдаем.


Похожие статьи