Выборы президента в Украине

235261Французский философ Жак Рансьер напоминает: «В 1848 году, как раз против народа, заполнившего баррикады и народные клубы, власть изобрела выборы президента как якобы прямого воплощения народа». В США на тот момент президенты были уже давно, а вот во Франции именно тогда первым «прямым воплощением народа» стал племянник покойного императора Луи-Наполеон Бонапарт. Тот самый, о котором было сказано, что история повторяется как фарс. Придя к власти на первых прямых президентских выборах, состоявшихся после буржуазно-демократической революции, он пообещал «по прошествии четырех лет передать своему преемнику власть — твердой, свободу — неприкосновенной, прогресс -осуществившимся на деле». Впрочем, три года спустя глава государства устроил переворот, провозгласил себя императором и установил популистский авторитарный режим, правя при помощи плебисцитов. Блестящий политический анализ того, как и почему все это произошло, содержится в произведении Карла Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». А закончилось правление этого «президента» войной с восточным соседом, «собиравшим земли», оккупацией и жестоко раздавленной революцией. Будучи низвержен, он уехал за границу, где и провел остаток жизни. В этой истории столько намеков на наше совсем недавнее прошлое и весьма вероятное будущее, что как-то даже не по себе.

Впрочем, что мы о каких-то допотопных древностях! В 1848 г. не то что смартфонов не было — по городу на лошадях ездили. И когда все государства вокруг управляются натуральными королями да султанами, а у тебя в стране есть избранный на выборах президент — это даже может быть поводом для определенной гордости.

В современной же буржуазной демократии фигура президента — вещь целиком избыточная и ненужная. Глава государства — эдакий аналог запыленной уродливой статуэтки, когда-то давно подаренной дорогими гостями. Вроде и выбросить ее жалко, ведь она имеет некоторую сентиментальную ценность; но и полезного применения ей никто придумать не может. Это — в лучшем случае. В худшем эта фигурка постоянно попадается под руку и везде мешает, куда ее не приткни. Так и президент, который, в лучшем случае, знает свое место, смиренно исполняя чисто церемониальные роли, а в худшем — путается под ногами у законодательной и исполнительной власти, интригует и пытается отхватить дополнительные полномочия. Бывают, конечно, буржуазные демократии и без президента, но там, как правило, присутствует монарх, хоть и декоративный — а это в XXI в. совсем уж дикость.

Есть еще США, где президент вроде бы вполне к месту. Но, во-первых, там он напрямую возглавляет правительство нет вечных конфликтов с премьер-министром по этому поводу. Он при делах, круг его обязанностей достаточно четко очерчен и в целом понятен народу — в отличие от разнообразных президентско-парламентских и парламентско-президентских республик. Во-вторых, во все учебники вошел факт, что латиноамериканские конституции, переписанные с североамериканской, ответственны за многие поколения президентов-диктаторов. То есть один раз у кого-то получилось, но это не значит, что то же самое получится у всех остальных. В-третьих, американцы были первопроходцами в деле устранения королей и установления представительной демократии; с тех пор появился более прогрессивный опыт.

По сути, сейчас должность президента в Европе — это такое же тягостное наследие феодализма, как и унылые конституционные монархи, которых держат отчасти для украшения, отчасти из лени что-либо менять. Псевдомонарх, призванный олицетворять нацию и «сплачивать» ее в трудную годину. Четких функциональных обязанностей у него нет («выступать Гарантом Конституции» — это что вообще значит на практике?), а времени свободного много.

Да и критерием при выборе президента обычно служат довольно странные вещи: презентабельная внешность (давайте пригласим править нами Роберта де Ниро!), приверженность семейным ценностям (или все же Анджелину Джоли?), уважение к разнообразным традициям и обрядам (можно просто назначать президентом предстоятеля Церкви, но нужно определиться с патриархатами). Это вообще политика или конкурс «Мисс Вселенная»?

Особенно умиляет тот факт, что от каждого кандидата в президенты настоятельно требуют наличия волевого характера, непреклонности перед коррупционными искусами и благосклонности к оппозиции. Еще все хотят, чтобы он крепил мощь армии, покровительствовал наукам и искусствам и т.д. и т.п. То есть заведомо выставляют огромный набор требований, несовместимых в одной личности, и потом предоставляют этой личности уйму размытых и весьма широких полномочий — вместо того, чтобы рассредоточить власть, не полагаясь на чьи-то личные добродетели.

Век Разума, казалось бы, возвестили еще два с половиной столетия назад, а нам по инерции все еще нужен какой-то руководящий и направляющий фетиш.


Похожие статьи