В ожидании войны

Ситуация в СевастополеПосле захвата российскими войсками Новоазовска Мариуполь готовится к атаке — в паре десятков километров от города стоят российские танки. Желающие покинуть город уже уехали. Остались смирившиеся и те, кто готов сражаться

Человеку, оказавшемуся утром 31 августа на автостанции Мариуполя, вряд ли бы показалось, что этот город готовится к войне. Не видно ни беженцев, ни толчей у касс. Взять билет на автобус в киевском направлении — дело нескольких минут. Суета на автостанции и яркое утреннее солнце заставляют забыть о блокпостах перед въездом в город. Эхо приближающейся войны слышишь в обрывках фраз.

— А что мой подвал? Разве ж он поможет, если по нам шандарахнет? — рассуждает старушка на остановке.

Буднично так, как если бы говорила о соседе-алкоголике, который в любой момент может учинить пожар или затопить соседей.

Все на выход

Транспортные узлы Мариуполя мало напоминают охваченные паникой военные города. На железнодорожном вокзале самая длинная очередь в кассу — не больше десяти человек. По их лицам не скажешь, что люди бегут от войны. Тихонько причитает лишь одна женщина.

— Нужно было сразу уезжать, как только в Донецке всё началось, — всхлипывает она в ответ на терпеливые попытки сына её успокоить.

Тут же снует мужчина, навязчиво предлагая помощь в покупке билетов на московский поезд из Мелитополя. Желающих воспользоваться его услугами нет. Как нет ажиотажа и на центральном автовокзале. Неподалёку от здания несколько десятков человек в тени ожидают свои автобусы, в то время как в кассовом зале пусто.

— Люди в основном вчера-позавчера ломились, — говорит продавщица из местного кафе. — А сегодня уже особо никого не было.

Таксист Геннадьевич, с которым путешествую по городу, рассказывает о панике. Пугали российскими танками, окружившими город, и высадившимся морским десантом. Так что на пляжах и в прибрежных ресторанах людей мало. Зато в центре всё так же многолюдно, как и неделю назад.

Пустых полок в супермаркетах практически нет. Хотя некоторые продукты расходятся в два счёта. С прилавков сметают то, что долго хранится. В особой чести крупы, сахар и консервы.

— И это при том, что закрываться мы не собираемся! — улыбается кассир АТБ.

Правда, машины, забрендированные символикой именно этой сети супермаркетов, украинские силовики на блокпостах досматривают с особой тщательностью. По словам бойцов Нацгвардии, пару дней назад из города пытались вывезти 15 таких грузовиков с продуктами. Тогда их удалось вернуть, и теперь за вывозом продуктов из Мариуполя внимательно следят.

Пока часть местного населения думает об эвакуации, среди мариупольцев немало тех, кто ни при каких обстоятельствах город не покинет. В местном Доме культуры «Молодёжный» им рассказывают, как действовать в случае артиллерийского обстрела, техногенных аварий и прочих угроз военного времени. В городе расклеили объявления с указанием месторасположения бомбоубежищ.

— Сейчас, когда боевые действия ведутся в 20 километрах от города, люди поняли, что всё это стоит знать, — поясняет Денис Гаврилов, активист общественного движения «Единый Мариуполь». — Когда мы раньше организовывали такие акции, граждан откликалось вдвое меньше.

В том, что наступление на город будет, Гаврилов уверен. Но сдавать Мариуполь без боя никто не собирается. Горожане помогают организовать оборону: вместе с военными копают траншеи и противотанковые рвы на въезде в город. Есть и желающие взять в руки оружие, записаться в Мариупольский батальон территориальной обороны. С инициативой его создания выступил губернатор Донецкой области Сергей Тарута. Пока российские войска вплотную не подошли к Мариуполю, к этой идее глава области относился скептически, предполагая, что жители Донбасса её бы не поддержали.

Впрочем, оптимистичный тон, который пытаются задавать местные чиновники, имеет и обратную сторону. На антивоенном митинге в центре города, который, по растиражированному заявлению нардепа Егора Фирсова, посетили пять тысяч мариупольцев, людей было гораздо меньше. Присутствовавший на нём корреспондент польской Пётр Андрушечко уверяет, что на самом деле собралось не больше трёх тысяч человек, хотя для пассивного ранее Мариуполя и эта цифра по-настоящему значима.

— Приукрашая данные, власть подрывает доверие к себе среди тех, кто всё ещё относится к ней скептически, — размышляет польский журналист. — Такая же ситуация и с рытьём траншей — там собрались сотни местных жителей, и это очень хорошо! Но зачем говорить о тысячах?

Преувеличения, впрочем, на боевой дух людей, готовящихся отразить атаку российских агрессоров, сильно не влияют. За блокпостами в направлении Новоазовска, куда зашли российские военные, в полях работает техника, углубляющая противотанковые рвы. Тут же, кстати, огромный билборд в жёлто-голубых тонах прославляет украинскую армию.

Уже на блокпосту удаётся дозвониться солдату 9-го батальона Винницкой территориальной обороны, который контролирует это направление вместе с местными ребятами из числа военнослужащих бывших внутренних войск. Он выходит, чтобы поговорить неподалёку от блокпоста. Просит не называть его имени.

— Нас не спрашивали, когда отправляли сюда, — рассказывает парень. — Сказали, что батальон будет оборонять нашу Винницкую область, если до неё дойдёт российская армия. Потом отправили в Запорожье, а оттуда до самой границы под Новоазовском.

По словам бойца, там они сидели под обстрелом русских «Градов» и гаубиц, а когда пошли танки, отстреливаться было нечем. Отступая, по ошибке попали под обстрел украинских боевых вертолётов. Теперь у них проблемы с командованием — часть бойцов пытаются записать в трусы, обвиняя в дезертирстве.

— Когда дело доходит до реальной войны, все пишут о добровольческих батальонах, хотя мы, украинские военные, воюем не меньше «Днепра» или «Азова»! — возмущается он темами украинских СМИ. — Теперь из нас легко сделать трусов.

По словам рядовых бойцов, офицеров на передовой почти не видно, а приказы вроде «держаться до последнего», когда в руках нет ничего, что могло бы остановить наступление бронетехники противника, авторитета командирам не добавляют. Реально любят здесь лишь винницких волонтёров. Бронежилеты, каски, другая экипировка — всё это появилось у военнослужащих благодаря их стараниям. Но дать противотанковые управляемые снаряды, артиллерию и бронетехнику волонтёры не в силах, хотя отступать здесь никто не собирается.

— Да как мы можем? Ведь местные нам постоянно еду приносят. Вчера устроили живую цепь вдоль блокпоста, приехали с плакатами, детскими рисунками, благодарили. Как мы им в глаза смотреть будем, если уйдём отсюда?

Бойцы Нацгвардии, контролирующие блокпосты на выезде в сторону аэропорта, настроены так же решительно. Своей неприязни не скрывают разве что к журналистам. Ведь многие из них прошлой осенью стояли на киевском Майдане — в рядах военнослужащих внутренних войск. Тогда пресса не любила их. Теперь из отрицательных героев ребята превратились в героев положительных.

И всё же никто здесь, как и в винницком батальоне, позиции оставлять не собирается, хотя, указывая на противотанковые ежи, изготовленные на одном из местных заводов, лишь снисходительно улыбаются:

— Это всё скорее моральная поддержка, потому что такие защитные сооружения — прошлый век, а у нас тут не Вторая мировая. Нужна бронетехника, современные противотанковые системы, тепловизоры.

 

Город обывателей

Возвращаясь от блокпоста, прошу остановить такси, чтобы сфотографировать панораму «Азовстали». Впечатляющее для жителя Киева зрелище привлекает и таксиста Геннадьевича.

— А я думаю, чего мы так спокойно проехали? Обычно здесь так чадит, что дышать невозможно, а сейчас ни одна труба не дымит.

На чистом без единого облака небе отчётливо видно, что заводские трубы «молчат». Эта картина Геннадьевича заметно расстроила.

— Мариуполь — город-труженик, а значит, город обывателей, — делится своим видением происходящего таксист. — Здесь мало кого интересует политика. Все сосредоточены на устройстве своего быта.

Ближе к вечеру я неоднократно вспоминал эти слова. Когда в социальных сетях появилась первая информация о подбитом катере украинских пограничников вблизи Мариуполя, я побежал на набережную, пытаясь высмотреть горевшее судно. На причале мирно сидели рыбаки, равнодушно глядя на чёрный столб дыма, поднимающийся над водной гладью. Они, конечно, вряд ли знали о трагедии, которая разыгралась в нескольких километрах от них, но это спокойствие было, пожалуй, лучшей иллюстрацией отношения многих мариупольцев к происходящему. Они решили не замечать войны, считая, что её просто нужно пережить и дождаться, пока всё вернётся на круги своя. Уже позже я узнал, что именно в эти минуты в больницы города начали доставлять раненых пограничников с подбитого катера. Война сделала ещё один шаг в сторону города.

 


Похожие статьи