Запорожская Хортица без шароварщины

slide0052-1Сечевые казаки приветствуют вас на Хортице, — произносит загорелый казак Гром под ритмичные удары боевого барабана-тулумбаса. — В вашу честь выстрел из пушки. Желаете шмальнуть? — протягивает мне запал.

Казацкая гаковница бумкнула, и клубы порохового дыма понесло ветром над островом к Днепру. Выстрел оказался громче, чем я ожидал. Хорошо, что, по совету пушкаря, открыл рот, а то бы заложило уши. Оправившиеся от неожиданности зрители зааплодировали, и казаки начали свое представление. Замелькали в руках сабли, высекая искры при звонких ударах, защелкали арапники, полетели в мишень боевые секиры. Запорожская Сечь ожила, на полчаса превратившись из музея в настоящую казацкую крепость.

Много катарсиса и немножко КГБ

На самом деле конкретно на этом месте крепости никогда не было. Возможно, вон там, чуть ниже, находилась сечь Сагайдачного, но однозначных исторических и археологических сведений о существовании крепости на острове Хортица нет, — развеивает укоренившееся представление запорожский издатель и знаток этих мест Александр Лазутин. — Историко-культурный комплекс «Запорожская Сечь» — это всего лишь уменьшенная модель, обобщенный образ девяти сечей, существовавших в разное время в разных местах.

Мы прогуливаемся по майдану перед деревянной Покровской церковью в окружении частокола, оборонительных башен и бревенчатых домиков. Копию казацкой крепости вблизи Музея истории запорожского казачества на Хортице построили пять лет назад, чтобы наглядно воссоздать образ столицы вольностей Войска Запорожского Низового. Она уже успела сняться в российском кинофильме «Тарас Бульба» и стать самым популярным туристическим объектом Запорожья. Именно здесь я встретился с директором издательства «Дикое поле», которое специализируется на запорожской тематике.

Когда я был совсем юн, каждый день бегал кроссы по Хортице, — Александр Лазутин вспоминает, как скалистый остров у затопленных Днепрогэсом порогов стал для него особым местом. — Уже тогда чувствовал, что в этой земле есть что-то сакральное, мистическое: 129 курганов, священный дуб, где ни копни — найдешь святилище. На этом месте невозможно не испытать ощущения катарсиса. Представь себе человека, который прошел по реке девять порогов, преодолел самый трудный порог Ненасытец, где он чуть не уписался, где 300 раз помолился. Наконец корабль выплывает на вольное место, пристает к берегу, а там растет тысячелетний дуб. И тут, как писал византийский император Константин Багрянородный, он приносит жертву своим богам. Это ощущение преодоления, освобождения, покоя и красоты. Это связь с твоими корнями, с сильными духом предками. Я здесь пережил нечто подобное.

В 1989 году филолог и театральный деятель Лазутин оказался среди создателей первых казацких организаций Запорожья. Трижды проходил обряд посвящения с клятвой перед строем, целованием знамени, молитвой и чаркой. С тех пор запорожское казачество успело рассыпаться на множество конкурирующих и даже враждующих структур. Решение спорных вопросов с другими организациями входит в обязанности Александра как кошевого судьи Запорожского Войска Низового «Запорожская Сечь» — одного из более 30 зарегистрированных в области казацких общественных объединений. Он считает такой разброд результатом спецоперации КГБ по недопущению формирования в Украине единой мощной полувоенной силы, духовно цементирующей нацию. — Казак — это архетип. Запорожцы и Сечь — наиболее пассионарная часть нашей истории. Очень сильная идея, на таких и образуются нации. Конечно, нельзя возродить все традиции, но важно хранить о них память и адаптировать к современной жизни. Это и охранные подразделения, и участие в реконструкциях, и туризм, и просветительская деятельность, и летние лагеря для детей. У нас есть школа боевого искусства «Спас», она воспитала уже целое поколение хлопцев. Действительно крутые ребята, чувствуют себя казаками.

Именно такими крутыми показались мне сечевые казаки из общественной организации «Казацкий герц», отпочковавшейся от знаменитого конного театра «Запорожские казаки». Ежедневно они развлекают туристов боевым казацким искусством. Как и положено, все усатые, с оселедцами, в шароварах, с рельефными мускулами и мужественными лицами, будто с картины Репина. — Как вы представляете себе казака? Это воин с саблей на коне, — поясняет коренастый казак Гром, в обычной жизни Ярослав, мастер спорта по боксу. — Мы все выходцы из боевых искусств, с лошадьми умели работать, но не понимали до конца, что такое сабля — священное оружие казака. Поехали учиться в Евпаторию к олимпийскому призеру по сабельному фехтованию. Он совместил искусство сабли и рукопашного боя, показал нам многие хитрости. Воин достигает мастерства тогда, когда сабля становится продолжением его руки. Сейчас сами увидите.

Доведенным до совершенства искусством владения холодным оружием сечевики теперь приводят в восторг посетителей крепости. Два клинка в руках казака вертятся с такой скоростью, что веришь: так действительно можно было отбивать стрелы. А вот два воина сошлись в яростном поединке. Бьются в полную силу, но двигаются изящно, будто танцуют. И коронный номер Грома — разрубание кабачка, лежащего на ладони добровольца из зрителей.

Как зовут смельчака? Славик?

Гром картинно крестится. — Прости меня, Славик, если что-то пойдет не так.

Два примеряющихся замаха, свист клинка — и кабачок распадается на две половинки на непострадавшей ладони. Вот и Славик тоже испытал катарсис.

 

Казачество новоманерное

Войско Запорожское — это не просто армия, а полноценное государство на территории нынешних восточных областей Украины, — просвещает меня кошевой судья Лазутин, пока мы едем на противоположный конец огромного острова протяженностью более ю км. — Сечь являлась его столицей, в куренях там постоянно находилось две-три тысячи сечевиков, как регулярные войска. Кроме того, были зимовники с мельницами, а еще так называемые уходы — каждой весной казаки шли на Великий Луг заниматься своими промыслами: земледелием, скотоводством, рыбалкой, бортничеством. Все люди были свободными, хозяйства функционировали как фермерские. Действовала реальная демократия: выборный атаман и казацкое коло, которое решало все вопросы. При этом была четкая военно-хозяйственная организация. По зажженному огню на сигнальной башне казаки собирались со всего Великого Луга, чтобы идти в поход. Если сечь — это место буйства, гульни, бахвальства, то в походе — жесточайшая дисциплина и вертикаль власти. Интересно, что вольная территория Махновщины в 1919-1921 годах почти полностью совпала с границами Войска Запорожского.

Еще недавно единственным местом в Запорожье, где можно было проникнуться казацким духом, был конный театр. Посмотреть на джигитовку и отведать казацкого кулеша сюда в обязательном порядке возили иностранцев с круизных теплоходов. Теперь это не просто верховые акробаты в шароварах, а Хортицкий полк — военизированное формирование по охране общественного порядка. В нем состоит чуть ли не половина сотрудников Национального заповедника «Хортица». В том числе и археологи, занимающиеся поиском и восстановлением затонувших кораблей. Их реставрационный ангар стоит по соседству с конным театром.

Вы к Дмитрию? — металлическую дверь открывает немолодой мужчина с длиннющим чубом и свисающими ниже подбородка усами. — Там, в глубине, ищите.

Дмитрий Кобалия — подводный археолог и настоящий казак с грузинской кровью. В заповеднике он буквально со школьной скамьи, сейчас заведует отделом охраны памятников и археологии. Защитил кандидатскую диссертацию по теме музеефикации объектов подводного культурного наследия на примере экспозиции старинных кораблей, которые сам же доставал со дна Днепра.

С этой казацкой лодки все и началось, — археолог показывает отреставрированный корпус чайки, недостающие части которого обозначены металлическим каркасом. — Весной 1998 года в результате резкого сброса воды Днепрогэсом изменился подводный рельеф и показалась ее корма. Когда такой объект вымывает из ила и песка, он быстро гибнет — сгнившее дерево разваливается под собственным весом. Нам удалось в течение года ее полностью раскопать, обследовать и поднять на поверхность. Теперь она готова к экспонированию.

Кроме чайки в работе у реставраторов бригантина российского типа новоманерная, военная дубель-шлюпка, плоскодонное грузовое судно байдак и большая коллекция якорей. Почти все они из Днепровской гребной флотилии, участвовавшей в Русско-турецкой войне 1735-1739 годов. После перемещения театра военных действий на юго-запад более 300 судов, отогнанных на Хортицу, оказались не у дел. Рядами гнили, тонули и уходили в песок. Теперь это археологический Клондайк — крупнейшее в Украине скопление кораблей одной исторической эпохи в одном месте. Экспонатов уже хватает на целый музей судоходства, вот только приспособленного помещения для него нет. И пока стройка музея в районе нового хортицкого моста лишь планируется, туристический ручеек течет в реставрационный ангар. В первую очередь всех интересует чайка, которую археолог более корректно называет казацкой лодкой.

Чайка — это обобщающий термин, который использовался с XV по XVIII век по отношению к разным видам судов. Конкретно эта называлась новоманерной казацкой лодкой — результат симбиоза казенного и казацкого судостроения. Построена в 1737 году на Брянской верфи государственным галерным мастером. Вобрала в себя черты галер и боевых запорожских дубов. Такие корабли были наиболее эффективны в условиях рек и лиманов.

Исследователи установили, что это полупалубное парусно-гребное судно с командой около 40 человек, вооруженное четырьмя небольшими пушками, участвовало в осадах и морских сражениях. Дмитрий ярко описывает, как такие штурмовые абордажные суда атаковали крупные турецкие корабли, осмеливавшиеся войти в Днепр.

Несколько лодок с разных сторон подходили максимально близко к галере и не давали ей двигаться. Потом цепляли крючьями, подтягивали, запрыгивали на борт и вступали в рукопашный бой. А в нем казакам не было равных!

Боевой опыт имеет и сам Кобалия, казак Хортицкого полка. Несколько раз за минувшую зиму ездил в Киев поддерживать Евро-майдан, участвовал и в запорожских протестах. Сейчас казаки тесно взаимодействуют с местной самообороной: дежурят на блокпостах, охраняют административные здания, следят за порядком во время массовых мероприятий, противостоят пророссийским казачьим организациям. По словам Александра Лазутина, бойцы из его ЗВН «Запорожская Сечь» уже месяц проходят обучение в батальонах территориальной обороны. Говорит, казацкая подготовка им очень пригодилась.

 

«Запорожцы» всех стран, объединяйтесь!

Резко контрастирует с заповедной Хортицей урбанистический городской пейзаж современного Запорожья с изогнутой дамбой Днепрогэса, трубами металлургических заводов, гигантскими мачтами ЛЭП и высоченными опорами будущего Байтового моста через Днепр. Новую жизнь захолустному Александрова (прежнее название города) дало строительство в 1927-1932 годах первой днепровской гидроэлектростанции по ленинскому плану электрификации всей страны. Именно в тот период город обзавелся проспектом Ленина, одним из самых длинных в Европе (и км), множеством площадей с фонтанами и целыми кварталами отборных «сталинок». А после войны Запорожье стало автомобильной столицей Украины.

Здесь был выпущен первый советский трактор «Запорожец», первый зерноуборочный комбайн и первый по-настоящему народный легковой автомобиль, — перечисляет достижения отечественного автопрома руководитель автомотоклуба «Фаэтон» Дмитрий Позняк. — А в 1984 году журнал «За рулем» назвал Запорожье автомобильной столицей всего Союза, поскольку на 1000 семей здесь приходился автомобиль, тогда как в Москве — 86.

Неудивительно, что именно в этом городе, на базе «Фаэтона», открылся первый в Украине музей ретроавтомобилей. В трех залах общей площадью 2 тысячи м2 я осматриваю стройные ряды «Газонов», «ЗИМов», «Побед», «Чаек», «Волг» и т. д. Отдельный зал выделен для продукции ПО «АвтоЗАЗ» — весь модельный ряд увековеченных фольклором «Запорожцев».

У нас полная линейка: «горбатый» первого и второго выпусков, «ушастые» 966-й и 968-й в модификациях А и М, — перечисляет Дмитрий Юрьевич. — В 1960-1970-х «Запорожец» был мечтой, но, в отличие от 21-й «Волги», вполне достижимой. Его очень быстро оценили дачники. Высокий клиренс, плоское дно, запас мощности на низах и задний привод при постоянно нагруженном задке давали такую сумасшедшую проходимость, какую не каждый джип сейчас покажет. «Запорожец» легко вез пять мешков картошки, тещу и собаку. И прозвища свои он получил не со зла, а от любви. В Европе было много аналогичных машинок: «Польский Фиат», «Де Шво» во Франции, «Трабант» в ГДР, «Жук» в ФРГ. Все они — одноклассники «Запорожца». Сегодня это культовые автомобили.

Всего в музее более юо экспонатов советского происхождения, а также отдельные иностранные модели. Есть даже инвалидная мотоколяска СМЗ-3А по прозвищу «Моргуновка» — такой же драндулет, на каком ездили герои «Операции Ы». Все машины на ходу, да и выглядят так, будто только что с конвейера.

А вот первая машина в коллекции — наш знаменитый Урал-ЗИС-5, — хозяин с любовью похлопывает трехтонку времен Второй мировой по характерному гнутому крылу цвета хаки. — В 2004 году мы на нем выехали на g Мая, и с этого все началось. Я с головой ушел в ретродвижение. Мы здесь все любим ковыряться в старых железяках.

Святая святых клуба — мастерские на четыре участка реставрации. Здесь постоянно что-то стучит, жужжит и свистит, в воздухе висит пыль и пахнет машинным маслом. Разинув рот, я разглядываю внутренности столетнего заокеанского олдтаймера.

«Форд Т», 1919 год, — подтверждает мою догадку Дмитрий Юрьевич. — Классическая черная «жестянка Лиззи» Генри Форда, которая посадила на колеса Америку.

Будет ездить?

Конечно, будет. Двигатель оригинальный. Если чего-то не хватает, заказываем по интернету, с «американцами» в этом нет проблем. Скоро можно будет прокатиться.

А туристам можно?

Можно! Только дорого. Вы же понимаете, чтобы завести этого крокодила, надо залить в него ведро бензина. Но машины должны ездить, и чем чаще, тем для них лучше. Они как люди: живут, пока двигаются.

Кроме гражданских легковушек и грузовиков двойного назначения, в залах и дворе музея полно военной техники, начиная от ленд-лизовских «Виллисов» и заканчивая танками. Их часто можно видеть на праздничных мероприятиях, военных реконструкциях и съемочных площадках фильмов про войну. Особое место в экспозиции отведено легкому бронетранспортеру БТР-40, который широко применялся советскими погранвойсками. В начале 1990-х Дмитрий Позняк служил в одной из горячих точек, а сейчас возглавляет городской совет ветеранов пограничных войск. В общем, тоже казак, только современный, в камуфляже вместо шаровар. Активно помогает коллегам, которые охраняют восточные границы Украины.

На встречу со мной приехал прямо с военного совещания. Правда, не на армейском вездеходе.

А этот экземпляр когда в музей попадет? — киваю на черный внедорожник Позняка, большой и представительный, под стать ему как руководителю крупной строительной компании.

На западе в молодые олдтаймеры записывают уже 35-летние автомобили. Но у нас машины эксплуатируются дольше. Лет через 40-50 станет раритетом.

В прошлом году музей ретроав-томобилей принял 26 тысяч человек. Доходов от экскурсий и сдачи техники в аренду ему пока не хватает даже на то, чтобы выйти в ноль. Но хозяина личные траты на хобби не смущают.

Когда чего-то хочется в жизни, о средствах не задумываешься, — говорит он. — Никогда не считал и считать не буду. Ведь ретроклубов в стране много, но общедоступных музеев при них нет.

А я считаю, что не может такая красота пылиться в гаражах, она должна радовать глаз. Все мы в этой жизни обязаны что-то сделать для людей, иначе кто о нас вспомнит.


Похожие статьи