Изменения в налоговый кодекс

ÆàíðûНа очередном выездном заседании Кабмина, состоявшемся 21 мая в Николаеве, был одобрен подготовленный ликвидируемым и лишенным законодательных функций Миндоходов законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно особенностей уточнения налоговых обязательств по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость во время применения налогового компромисса». Об этом сразу по окончании заседания на своей страничке в Facebook написал министр экономического развития и торговли Павел Шеремета: «На заседании правительства одобрили проект закона о налоговом компромиссе для внесения в парламент». Даже поверхностное изучение документа показывает, что более коррупционный проект на правительственное заседание не выносился давно. Что не помешало министрам с радостью его одобрить.

 

Находка для врага

Первый вариант законопроекта был представлен первым заместителем министра доходов и сборов Игорем Билоусом на состоявшемся еще 5 мая заседании у премьер-министра Арсения Яценюка. Тогда г-н Билоус гордо заявил, что проект разрабатывала некая созданная им рабочая группа, и, не сдержавшись, взболтнул лишнего: мол, контролеры будут направлять «уклонистам» «письма счастья» с самостоятельно рассчитанными суммами будущих «добровольных» признаний в занижении налоговых обязательств. После чего «уклонист» либо уплатит 15% от этих сумм, либо попадет под максимальный пресс со стороны Миндоходов. Это неожиданное признание (в законопроекте, конечно, никаких упоминаний о «письмах счастья» не было) вызвало бурю негодования со стороны участвовавших в заседании представителей финансово-экономического блока правительства. В частности, абсолютно неприемлемым еще большее усиление финансового и административного давления на экономику назвал первый заместитель министра экономического развития и торговли Анатолий Максюта. Необходимость доработки законопроекта поддержал и министр финансов Александр Шлапак. На том и порешили.

Однако на заседание профильного правительственного Комитета социально-экономического развития, которое состоялось 15 мая, а потом и на упомянутое заседание Кабмина 21 мая был вынесен, по сути, тот же документ, который обсуждался 5 мая. Разве что несколько стилистически причесанный. Однако этого почему-то хватило для того, чтобы бурное возмущение сменилось на не менее бурное одобрение.

 

Добрые — внутри

Между тем за красивым фасадом законопроекта о налоговом компромиссе скрывается, возможно, крупнейшая в истории Украины афера, в основе которой лежит возможность обогащения вполне определенных руководящих работников Миндоходов и их покровителей!

Итак, законопроектом определено, что процедура согласования налоговых обязательств по итогам подачи уточняющего расчета длится 90 календарных дней. В то же время, согласно Налоговому кодексу, самостоятельно рассчитанное налогоплательщиком обязательство считается согласованным с момента подачи налоговой отчетности. Как данное прямое противоречие будет восприниматься судами, остается только догадываться.

Как и в версии законопроекта, которая была представлена премьеру 5 мая, в новом варианте нет упоминания о «письмах счастья». Однако в нем есть прямой намек на использование этого механизма: «В случае определения денежных обязательств контролирующим органом по итогам проведенной проверки… налогоплательщик платит налоговые обязательства в размере, предусмотренном пунктом 2 (т.е. 15% от доначислений. -Ред.)». Лишним поводом думать, что речь идет именно о «письмах счастья», является то, что авторы не уточняют вид проверки, который мытари могут проводить. А вот несогласие с результатами этой непонятной проверки по-прежнему предлагается грозно пресекать: «Если налогоплательщик начинает процедуру административного и (или) судебного обжалования по итогам проведенной проверки, налоговый компромисс к результатам такой проверки не применяется».

Далее речь идет о том, что в течение этих 90 календарных дней «контролирующий орган может провести документальную проверку». Соответственно — может ее и не проводить. При этом каких-либо критериев, на основании которых налогоплательщик может (или должен) быть проверен, в законопроекте нет. Как нет и критериев непроведения проверки. Соответственно, данный вопрос в полном объеме оставлен на откуп г-на Билоуса, а также руководителей региональных и местных органов доходов и сборов! По сути, это и есть надежная основа коррупционного механизма!

 

Тут мне карта пошла

Настоящий Клондайк образуется, если совместить описанную основу коррупционного механизма с гениальной надстройкой к ней. Согласно законопроекту, «по результатам достигнутого налогового компромисса контролирующий орган не  проверяет уточненные или проверенные периоды по НДС и (или) налогу на прибыль в соответствии с этим подразделом (подразделом Налогового кодекса о налоговом компромиссе. — Ред.) в следующих налоговых периодах» В переводе на человеческий язык это выглядит так. Любой «теневой» бизнесмен, который отродясь налоги не платил, может прийти на прием к нынешнему фактическому главе Миндоходов Игорю Билоусу (это если он в верхней весовой категории, те, кто помельче, придут к региональным начальникам) и договориться: «Я подаю уточняющий расчет на 10 грн., плачу в бюджет 1,5 грн., а ты меня просто не проверяешь в течение 90 календарных дней!» Решать, проверять или нет, уполномочен налоговый начальник. Решение не проверять приведет к полному оправданию действий условного бизнесмена за все прошедшие годы. Близкие к власти (а таковых немало), наверное, смогут это сделать «за без денег». Их коллеги, которым повезло меньше, — иным способом. Однако очевиден факт: все они смогут решить проблему многолетнего уклонения от уплаты налогов в одночасье. И бюджет на этом ничего не заработает!

 

Не схемой единой

Кроме коррупционной схемы, лежащей в основе законопроекта, имеются к нему и другие вопросы. Например, в проекте указано, что налогоплательщики, уточняющие свои обязательства, освобождаются от уголовной ответственности за умышленное уклонение от уплаты налогов. Но ведь всем известно, что уже лет 10 (аккурат после того, как минимальный порог уклонений, за которые можно возбуждать уголовные дела, привязали к минимальной зарплате, и он существенно вырос) налоговая милиция гораздо чаще недоплату налогов квалифицирует, как служебную халатность или подлог (а по этим статьям минимальной суммы, необходимой для возбуждения дела, нет).

Поэтому освобождение от уголовной ответственности является мнимым.

Еще один вопрос касается последствий для контрагентов налогоплательщика, уточнившего свои обязательства. В проекте сказано, что «уточнение налогоплательщиком налоговых обязательств не влияет на размер налоговых обязательств его контрагентов». Само-то уточнение на обязательства влиять не будет, а вот на возможность проведения какой-нибудь проверки с очевидными последствиями вполне может.

Наконец, стоит сказать, что речь в законопроекте идет не о налоговом компромиссе (под таковым в общемировой налоговой практике понимается внесудебное мировое соглашение контролирующего органа и налогоплательщика), а об уродливом варианте налоговой амнистии. Принятие и применение описываемого ноу-хау приведет к тому, что после очередной смены властной команды будет много оснований для возбуждения уголовных дел, а соответственно, и для пересмотра якобы состоявшейся амнистии.

 

 


Похожие статьи