Из майдана в СБУ

14e78d2a97a7340c132bba5fca70e0d33dd729e2После 22 февраля на заседании Рады сотен Евромайдана было решено делегировать представителей Самообороны в МВД и другие силовые ведомства. Теперь майдановцев можно встретить в коридорах СБУ и Министерства обороны: бывшие сотники в основном работают на постах советников и заместителей.

В общении эти люди уже не так просты, как на Майдане, — положение обязывает, да и времени нет. Примерив на себя роль тех, против кого боролись, революционеры во власти столкнулись со многими трудностями. Одних в министерствах просто не воспринимали всерьёз, другие вынужденно проводили в подконтрольных ведомствах кадровые чистки, чтобы наладить работу.

Успехами новые чиновники с удовольствием хвастают, а вот просчёты списывают на предыдущую власть.

 

Опыт не важен

Владимир Гайдамака своей настоящей фамилии не называет сейчас он работает в МВД, и служебное положение не велит раскрывать личные данные.

«Меня все и так знают как Гайдамаку, сотника 33-й сотни Самообороны Бандерштат», — рассказывает он.

Экс-повстанец поддерживает связь со всеми сотниками и уверяет, что его коллеги по Майдану днюют и ночуют на работе ради того, чтобы спасти и возродить Украину. Многие из бывших революционеров стали членами политических партий, трудятся на руководящих должностях в райад-министрациях родных областей. Но больше всего майдановцев в силовых структурах.

«Сотник седьмой сотни Евгений Дейдей, — приводит пример Гайдамака, — отличный боец, темпераментный парень, который на Майдане показал себя молодцом. Теперь советник у Арсена Авакова».

На Майдане Гайдамака находился с 22 ноября. Подконтрольная ему 33-я сотня Самообороны числилась в мобильных группах Автомайдана, а также занималась подготовкой бойцов революции для противостояний с Беркутом. До Майдана сотник 25 лет прослужил в милиции, но потом уволился, когда его личные взгляды сильно разошлись с политикой министерства. Сейчас он работает в департаменте общественной безопасности МВД. Раньше наш департамент командовал Беркутом, — говорит

Гайдамака. И спешно добавляет: — Вы не подумайте ничего, начальник у меня теперь адекватный, патриот Украины. С первых дней АТО он пропадает на передовой».

Сам Гайдамака на данный момент тоже находится на Донбассе — осуществляет контроль над подразделениями МВД в зоне боевых действий.

«Я хоть теперь и чиновник, но вот убейте, не могу из кабинета на это всё смотреть», уверяет он.

Бывший представитель Автомайдана Валерий Поцелуйко в Министерстве внутренних дел занимает более высокую должность — он стал одним из советников министра Авакова. В обязанности Поцелуйко кроме прочего входит проведение расследования расстрелов на Майдане.

«На данный момент я единственный представитель Майдана, кто до сих пор этим занимается. Подробностей раскрывать не буду, скажу только, что расследование приостановлено.. Многим из тех, кто был причастен к расстрелам на Майдане, удалось сбежать за границу. Ещё часть воюет сейчас в зоне АТО на стороне сепаратистов», — рассказал Поцелуйко Корреспонденту.

По его словам, министерство планирует вернуться к расследованию расстрелов в центре Киева после окончания АТО.

До революции Поцелуйко работал в строительном бизнесе, занимался ландшафтным дизайном. Опыта работы в силовых структурах у него не было — помогли навыки, приобретённые на Евромайдане. До вступления в должность он в роли главы Следственного комитета Майдана при МВД совместно с милицией занимался поиском пропавших во время революции.

Нынешний замглавы СБУ Андрей Левус в период Майдана руководил отрядами комендатуры Самообороны, а также отвечал за информационную политику. До революции Левус официально не работал.

«По трудовой книжке долгое время нигде не числился. Однако был активистом во многих гражданских инициативах, а также консультировал украинских политиков как политтехнолог», — пояснил Левус.

Будущий чиновник присутствовал на Майдане до самого окончания событий, а к своим обязанностям в СБУ приступил с 26 февраля 2014 года. Он был назначен на эту должность указом тогдашнего и. о. президента Украины Александра Турчинова.

«В СБУ я попал по иронии судьбы. Ещё после первых расстрелов они вышли со мной на контакт. Самооборона вела с ними переговоры о том, как избежать дальнейших жертв с обеих сторон. А после Майдана, когда там начались первые акты мародёрства, власть решила, что все самообороновцы должны отправиться в силовые ведомства, чтобы контролировать народ», — говорит замглавы СБУ.

По словам Левуса, когда он вступил в должность, то сразу же начал процесс люстрации в спецслужбе.

«Уволил многих офицеров. В основном лишились работы те сотрудники, которые истово верили в (Виктора) Януковича и были приспешниками его режима», — рассказывает он.

Левус уверяет, что в СБУ его приняли хорошо.

«Атмосфера там сейчас дружеская. Я и не знал, сколько у нас, оказывается, патриотов среди офицеров СБУ, — делится чиновник.

Помимо люстрации в самом ведомстве, Левус заведует несколькими направлениями, называть которые не стал. Но намекнул, что среди всего прочего контролирует диверсионную деятельность в тылу самопровозглашённых ДНР и ЛНР.

А в Министерстве обороны майдановцы следят за обеспечением армии. 23-летняя Анна Коваленко на Майдане руководила 39-й Женской сотней Самообороны. Сейчас она оформилась в гражданскую организацию, которая занимается помощью украинским солдатам.

Коваленко вот уже три месяца совмещает работу сотника и советника министра обороны. По образованию она театровед, также, работала в журналистике и антикварном бизнесе.

В ведомство Коваленко попала по протекции нынешнего заместителя министра, а в прошлом бойца 8-й Афганской сотни Самообороны Петра Мехеда. Поначалу, когда у неё ещё не было удостоверения советника, в Минобороны её всерьёз не все воспринимали — ставили палки в колеса, отказывались выполнять указания.

«Без корочки ты, к сожалению, всё ещё не человек для наших госструктур», — сетует она.

По словам Коваленко, у неё сложилось впечатление, что за годы независимости министерство разучилось работать, настолько департаменты разобщены и совершенно не координируют свою деятельность.

«Корочка» помогла Коваленко наладить контакт с волонтёрами и семьями участников АТО. Одним из итогов такой кооперации стала горячая линия.

Теперь каждый родственник может позвонить и довольно быстро выяснить, что происходит с мужем, братом, сыном», — объясняет чиновница.

 

Охотник за взяточниками

Экс-революционеры насаждают идеалы Майдана не только в силовых ведомствах, но и в бывшем Министерстве доходов и сборов, а ныне Государственной фискальной службе. Тут в ранге замминистра с апреля охотится за взяточниками бывший сотник 2-й сотни Самообороны Михаил Ноняк.

Специального образования у Ноняка нет — в своё время окончил газонефтепромышленньш факультет Ивано-Франковского университета. Его делегировали в ведомство из-за опыта общения с налоговой службой. До революции он был частным предпринимателем и активистом многих гражданских организаций, а до 2010 года состоял в ВО Свобода.

«Не раз приходилось защищать от неё {налоговой) и других предпринимателей», утверждает Ноняк.

Во время зимних событий в Киеве сотня Ноняка удерживала оборону на территории от стадиона им. Валерия Лобановского до Дома профсоюзов. Теперь он сменил профиль и, сидя в кресле замминистра, борется с коррупцией на украинской таможне и в самом ведомстве.

«Если вы спросите у бизнесмена сейчас, что же изменилось, он ответит, что почти ничего. Но ту коррупцию, которая у нас процветала 23 года, просто невозможно искоренить за три месяца, — говорит Ноняк. И тут же приводит цифры в свою защиту: -Хотя перемены пока незначительны, однако за время моей работы удалось увеличить уровень борьбы с коррупцией на 35%».

Правда, пресс-секретарь украинского отделения Transparency International Ольга Тимченко удивляется, каким образом Ноняк смог измерить уровень борьбы с коррупцией в Украине.

«Наша организация ежегодно публикует отчёт об уровне коррупции в стране. Для этого мы опрашиваем представителей многих компаний, которые работают с государством и непосредственно сталкиваются со взяточничеством. Результаты публикуем в декабре. Так что пока точных данных предоставить не можем», — отмечает Тимченко.

По словам эксперта, наоборот, к ним поступают только жалобы, что старые коррупционные схемы до сих пор действуют. Мало того, размеры взяток выросли теперь берут «за риск».

К слову, в прошлом году, по данным опроса Transparency International Глобальный барометр коррупции 2013, Украина оказалась в категории государств, где взятку давали 30-39% граждан. Это один из самых высоких показателей не только среди европейских стран, но и в мире в целом.

Однако Ноняк утверждает, что успевает бороться не только со взятками, но и со взяточниками, — чиновник плотно взялся за реформирование подконтрольного ему министерства. Мол, старых коррупционеров уволили, а новых сотрудников при приёме на работу тщательно проверяют.

«Вводим дисциплинарные взыскания для провинившихся. Кадровая комиссия у нас теперь работает. Всех сотрудников министерства будем тестировать на полиграфе», — говорит Ноняк.


Похожие статьи