Оружие возмездия

ukraine_0Украина приняла Закон «О санкциях» -власть получила инструмент, позволяющий ограничить работу российских компаний в стране. Но пользоваться им будут крайне осторожно

Наша семья объявила санкции России после оккупации Крыма. Мы больше не покупаем товары, произведённые в РФ, закрыли кредитку в одном из российских банков», — говорит киевский предприниматель Сергей Отрощенко.

Подобные настроения охватили тысячи украинцев. Тот факт, что государство не ввело экономические ограничения для страны-агрессора, вызывает у Сергея недоумение. «Как можно требовать санкций от всего мира, а самим продолжать сотрудничество с оккупантом?» — возмущается он.

Первый шаг в этом направлении был сделан в конце августа — Верховная Рада приняла Закон «О санкциях» (№4453а). 10 сентября он должен быть опубликован или вернуться в парламент с замечаниями главы государства.

В законе прописан лишь механизм, позволяющий Украине наказывать нарушителей национальных интересов — физлиц-нерезидентов, компании с долей зарубежной собственности и целые государства. Формально его действие распространяется на любые страны. Но главная его цель — предприятия, принадлежащие российскому бизнесу или правительству. К ним могут применить около 30 видов санкций, от блокирования активов, ограничения торговли или транзита до аннулирования лицензий, запрета на участие в приватизации и т. п. (см. Все санкции). Инициировать санкции могут парламент, президент, Каб-мин, Нацбанк или СБУ. Они направляют соответствующие предложения на рассмотрение в Совет национальной безопасности и обороны. Затем решение Совета вводится в действие указом президента.

 

Группа риска

Первые кандидаты для применения санкций были отобраны ещё в начале лета — украинское правительство создало список из 172 человек и 65 предприятий в июле, о чём не преминул сообщить премьер Арсений Яценюк. Перечень так и не был обнародован — круг попавших в чёрный список лиц и компаний огласят только по факту введения санкций, как это делали ЕС и США.

Разработка списка и принятие закона совпали с заявлениями о смене собственников сразу нескольких крупных российских активов в Украине. В конце июля «Лукойл» сообщил о продаже украинской сети заправок австрийской AMIC Energy Management GmbH. Эта сделка была закрыта в рекордно короткий срок, уже к 12 августа. В российской компании продажу объяснили падением реализации на 42%. «Это вполне может быть примером ухода от возможных санкций. Приобретение украинского «Лукойла» с рыночной стоимостью около $400 млн компанией, уставный фонд которой составляет всего 35 тысяч евро, а штат сотрудников состоит из двух человек, вызывает сомнения», — высказывает предположение Александр Пинчук, управляющий партнёр правовой группы «Доминион».

По информации гендиректора Украинского кредитно-рейтингового агентства (UCRA) Станислава Дубко, Альфа-Банк Украина ещё весной начал процесс смены собственников на зарегистрированные в Европе структуры. В августе к нему присоединилась страховая компания «Провидна», владельцем которой является Росгосстрах.

«Принадлежность к российским структурам снижает конкурентоспособность финучреждений. К примеру, по результатам первого полугодия 2014-го российские ВТБ и Сбербанк России вошли в первую пятёрку банков по оттоку средств населения, потеряв на двоих почти 4 млрд гривен», — говорит Дубко.

Перечень российских активов, которые могут сменить собственников, не исчерпывается страховщиками, банками и нефтетрейдерами. В конце августа стало известно, что группа «Евраз», подконтрольная российскому олигарху Роману Абрамовичу, ищет оценщиков украинских активов. Обычно такие мероприятия проводятся перед продажей, но в компании подобные намерения отрицают. Во всяком случае, пока.

По словам ведущего аналитика рейтингового агентства IBI Rating Оксаны Бороденко, основные сферы интересов россиян в Украине сосредоточены в энергетике, металлургии, телекоммуникациях и финансовом секторе. Среди крупнейших активов — сети АЗС «ТНК-BP» и (до недавнего времени) «Лукойл», несколько облэнерго, принадлежащие «Энергетическому стандарту» и VS Energy, меткомбинаты, коксохимические предприятия и ГОКи «Северстали», «Русала» и «Евраза», а также МТС, «Киевстар» и десяток банков, на которые в сумме приходится около пятой части всех активов.

Теоретически под санкции может попасть любое перечисленное предприятие. На практике ограничения будут вводиться крайне осторожно. А вероятность применения секторальных ограничений (за исключением уже действующего эмбарго в ВПК) вообще стремится к нулю.

 

Эффект бумеранга

«Экономика Украины в последние годы углубила зависимость от северного соседа, чему способствовала политика предыдущей власти. Санкции против РФ негативно повлияют на украинский бизнес», — говорит Александр Пинчук.

В первую очередь это относится к банковской сфере. К примеру, депозитный портфель банков с российским капиталом, по информации, составляет более 60 млрд грн — примерно десятую часть всех сбережений. Соответственно, при введении санкций украинской банковской системе, и так имеющей низкий запас прочности, будет нанесён непоправимый ущерб. Если к числу проблемных добавятся крупнейшие из РФ, Фонд гарантирования вкладов может просто не справиться с выплатой компенсаций, а для национализации таких банков у государства не найдётся ресурсов. В итоге, по мнению Станислава Дубко, от санкций в большей степени пострадают клиенты финучреждений — украинские предприятия и частные лица.

Аналогичная ситуация и в металлургии, и в горнодобывающей промышленности. А в телекоме двум крупнейшим операторам с российскими корнями вообще принадлежит львиная доля рынка сотовой связи. С учётом этого санкции, скорее всего, будут носить точечный характер и применяться исключительно к тем, кто явно замешан в сотрудничестве с террористами.

А самым вероятным «оружием массового поражения» станет запрет на участие в приватизации. «В текущей экономической ситуации очередного витка масштабной приватизации явно не избежать, а россияне давно приценивались ко многим украинским госпредприятиям», — говорит юрист ЮФ «Ильяшев и Партнёры» Дмитрий Шемелин. И добавляет, что подобный запрет не нанесёт «обвиняемому» убытков в чистом виде — соответственно, заметно снижается риск международных исков к Украине, появления которых следует ожидать сразу после введения первых санкций.

 


Похожие статьи