Чем опасен Майдан на войне

thumbВ гибридной войне России с Украиной нет ничего особенно нового. Нечто весьма похожее имело место почти сто лет назад, когда большевистское правительство в Москве со второй попытки сумело взять под контроль львиную долю украинских земель.

Первая попытка случилась после принятия Центральной Радой 20 ноября 1917 года Третьего Универсала, провозгласившего Украинскую Народную Республику. При этом документ объявлял «единство» с Россией, а также 8-часовой рабочий день, отмену смертной казни и помещичьей собственности на землю, свободу слова, собраний и прочее. Эта явно социалистическая программа не остановила Совнарком во главе с Лениным от объявления Украине войны уже через месяц.

За пять недель красные войска вошли в Киев. Но после подписания 9 февраля 1918 года Брестского мира в игру вступили Германия и Австро-Венгрия, выславшие в Украину войска. В результате 12 июня Россия подписала с УНР так называемый прелиминарный мир. По этой форме соглашения на части украинского востока и юга создавалась «демилитаризованная зона», а стороны начинали подготовку к полноценному мирному договору.

Однако характерно, что от большевиков мир подписали лидеры «советской Украины» Мануильский и Раковский. Ведь РСФСР выполнять договор не собиралась. 17 ноября 1918 года непосредственно в Москве было создано новое «правительство советской Украины», а в декабре началась вооружённая агрессия с курского направления. Киев бомбардировал Совнарком нотами протеста, но только после третьей ноты наркомат иностранных дел РСФСР флегматично ответил, что никаких российских большевистских войск в УНР нет: воюют-де исключительно украинские коммунисты, имеющие своё правительство, с точки зрения Москвы не менее законное, чем правительство в Киеве. Не правда ли, знакомо?

Дальнейшие события известны: в декабре 1919 года УНР прекратила боевые действия своих регулярных частей, хотя последние украинские отряды отошли за Збруч только в ноябре следующего года.

У поражения УНР было несколько объективных причин. Юная республика сражалась на три фронта — против большевиков, деникинцев, цеплявшихся за идею «единой, неделимой России», и периодически Польши (хотя с поляками вступали и в союз). Кроме того, большевистские идеи пришлись по сердцу многим украинским крестьянам, рабочим и представителям интеллигенции. Сегодня Украина противостоит лишь одной внешней силе, а идеология «русского мира» далеко не столь впечатляющая, как коммунизм сто лет назад.

Но были и субъективные обстоятельства. И это не только нерешительность и мягкотелость центральной власти, в чём упрекают и нынешнее руководство страны. Но и чрезмерная, скажем так, решительность украинских политиков (и части активной общественности), приложенная, как оказалось, не к тем деяниям.

Формально Совнарком таки имел некоторые основания утверждать, будто большевистское «украинское» правительство, созданное в Москве, не менее легитимно, чем правительство в Киеве. Ведь к моменту начала «гибридной войны» 1918 года в Украине случилось уже два переворота. Сначала крупные помещики привели к власти умелого военного (но не политика), царского генерала Павла Скоропадского. А уже через несколько месяцев его под лозунгами восстановления де-факто социалистической УНР свергла Директория, из которой впоследствии выдвинулся единоличный лидер Симон Петлюра.

Хороший публицист и несомненный патриот, Петлюра оказался великолепным борцом за власть. Но в то же время был неспособен сдержать ту самую народную стихию, которую умело пробуждал в целях свержения Гетманата. Эта стихия атаманщины разрушала украинское войско и госаппарат не менее успешно, чем большевистская пропаганда, с которой они дополняли друг друга.

И если тех же лидеров УНР ещё времён Третьего Универсала сегодня принято упрекать в разрушении армии (которую они хотели вообще распустить как наследие царского режима), то стоит задуматься и о том, что сегодня может означать «тотальное обновление» Минобороны, Генштаба или даже никем не любимой милиции. А ведь всего этого очень часто требуют именно те патриоты, которые презирают украинских руководителей вековой давности как раз за подрыв обороноспособности тогдашней Украины.

Объективные обстоятельства нынешней «гибридной войны для Украины складываются в целом лучше чем в 1918-1920 годах. Но можно допустить, что главная опасность подстерегает страну между Сциллой некомпетентности, халатности и просто предательства облечённых властью и Харибдой «народного гнева», вполне способного, особенно при подогреве умелыми политиками, снести заодно с руководителями и всю систему управления страной. Ибо История самую большую плату берёт за невыученные уроки.

 


Похожие статьи