Чжоу Юнкан. Садитесь, товарищ

1001610603Ещё недавно этот пожилой человек с аккуратно зачёсанными назад волосами и суровым взглядом считался одним из самых влиятельных политиков Китая. Сейчас 72-летний Чжоу Юнкан ждёт начала суда под домашним арестом. Экс-министр общественной безопасности страны и член политбюро центрального комитета Компартии Китая (КПК) обвиняется в колоссальных хищениях, совершённых за годы у властной кормушки.

Мастодонт китайской политики Чжоу стал самым крупным «тигром», попавшимся в сети спецслужб, следящих за чистотой партийных рядов. Считается, что партийный клан, который он возглавляет, контролирует всю нефтегазовую промышленность государства. С Чжоу был тесно связан и экс-министр торговли Китая Бо Си-лай, которого в прошлом году приговорили к пожизненному заключению за коррупцию.

«Ещё никогда на скамье подсудимых не оказывался член политбюро, <- говорит Рен Яньмин, профессор политологии из Пекинского университета аэронавтики. — Дело против Чжоу — знак для коррупционеров любого ранга: неприкасаемых больше нет».

 

Охота на хищников

Начатая генсеком КПК Си Цзиньпином кампания по борьбе с «нарушениями дисциплины» даёт плоды — каждую неделю приходят сообщения об аресте обвиняемых.в казнокрадстве функционеров. По данным центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, только в 2013 году более 180 тыс. китайских чиновников привлекли к уголовной ответственности за взяточничество и злоупотребление служебным положением. Глава этой комиссии — член политбюро Ван Цишань — главный ночной кошмар для местных партбонз.

32-летний инженер-геофизик Ларри Вонг, живущий в городе Гуанчжоу, рассказывает Фокусу, что ещё недавно в китайских массмедиа можно было регулярно наблюдать казни чиновников-казнокрадов. «Западного человека такие сцены в выпусках новостей, наверное, шокируют. Но в Китае, где грибок коррупции разъедает госаппарат, это не воспринимается как что-то сверхбрутальное», — поясняет он.

По словам Вонга, китайское общество потрясла стоимость замороженных активов, приписываемых экс-члену политбюро Чжоу и его ближайшим родственникам — $ 14 млрд.

Но если Чжоу — уникум, загребавший по-крупному, то тысячи его менее статусных однопартийцев из регионов, что называется, «скребут по зёрнышку». По сообщениям китайского информагентства «Синьхуа», только в прошлом году в страну возвращены 762 сбежавших за границу чиновника. Государству возвращены $1,6 млрд, вывезенных за пределы Китая.

По словам профессора Рен, с приходом к власти нового генсека Си Цзиньпина спецслужбы занялись возвращением в китайские тюрьмы так называемых «лис» — ранее удравших за пределы Поднебесной чиновников средней руки. По «тиграм» — особо статусным взяточникам бьют точечно, стараясь не спугнуть их. Эксперты также отмечают, что смертных приговоров ворам в пиджаках становится меньше. «Для властей важнее вернуть похищенное в казну, чем лишить коррупционера жизни», — подчёркивает профессор Тинь Гон из университета Гонконга.

 

Расчистка завалов

Западные аналитики считают, что атака на высокопоставленных коррупционеров в Китае связана с тем, что генсек Си Цзиньпин зачищает ряды возможных конкурентов из числа местных супербонз, сделав более просторной собственную политическую поляну.

Нынешний генсек известен своими относительно либеральными экономическими взглядами. Многие из «товарищей по партии», которые заседали в политбюро до него, напротив, в штыки принимают любое отступление от жёсткого экономикой страны. С грозными стариками нужно бороться — логичный вывод для воспитанного в лучших традициях Компартии руководителя государства.

«Клановая система китайской номенклатуры позволяет эффективно выключать из игры многих оппонентов. Обвинения в коррумпированности — великолепный предлог для этого», — говорит Шаньдон, профессор политологии из китайского университета Нанкина.

По его словам, тот же экс-министр Бо Силай в последние годы своей политической карьеры выступал за возвращение к ручному управлению промышленностью и закручиванию идеологических гаек. Правда, пафосная «маоцзэдуновщина» не помешала Бо украсть из казны более $4 млрд и быть частым посетителем казино и борделей Макао — бывшей португальской территории, а ныне специального автономного района КНР.

Не все из проворовавшихся китайских чиновников готовы терпеть неминуемый позор. С начала кампании против взяточников 62 партийца (в основном некрупного ранга), против которых были открыты дела по обвинению в коррупции, покончили с собой.

«Для многих из них это единственный выход избежать позора: если тебя официально обвиняют в «нарушении дисциплины», шансов на привилегированную жизнь в роскоши не остаётся», — отмечает Ларри Вонг. Хотя, по его словам, сейчас даже у крупных коррупционеров есть шанс избежать смертной казни. «Нередко приговаривают к смерти с отсрочкой приговора — как правило, на два года. Если за это время бывший чиновник вёл себя в заключении идеально, казнь заменяют пожизненным сроком. Тот ещё выбор, конечно».

 


Похожие статьи