Шесть суток с конфискацией

7Вечером в позапрошлый четверг, 6 февраля, Нацбанк сообщил своим подопечным о принятии и моментальном вступлении в силу двух антикризисных постановлений №48 и 49. Любопытно, что в этот день руководство регулятора дважды собирало на совещания представителей двадцати крупнейших банков, однако о нововведениях банкиры узнали лишь из присланной им телеграммы НБУ.

 

Возьми, если сможешь

Постановлением №48 «О механизме оперативной поддержки ликвидности банков» банковский регулятор внедрил новый вид целевого рефинансирования на случай оттока срочных депозитов населения.

Предусматривается предоставление рефинансирования на срок до одного года (360 дней) под залог ОВГЗ или иностранной валюты. При этом процентная ставка устанавливается на уровне трехкратной учетной ставки (сейчас — 19,5% годовых).

Из документа следует, что механизм оперативного рефинансирования будет реализовываться не автоматически, а в ручном режиме. Так, например, публично не установлен показатель оттока вкладов, при котором банк гарантированно может рассчитывать на поддержку регулятора. Как следует из постановления №48, минимальный уровень оттока все же будет устанавливаться Нацбанком, но для внутреннего использования. Регулятор будет принимать решение о предоставлении рефинансирования  по  результатам  рассмотрения докладной записки соответствующего структурного подразделения. В ней должна будет содержаться информация о ситуации на денежно-кредитном рынке и состоянии ликвидности банков. Также будут учитываться предложения и обращения Генерального департамента банковского надзора.

Рефинансирование будет предоставляться посредством проведения внеочередных тендеров. Объем кредита НБУ не может превышать величину оттока срочных депозитов. При этом совокупный размер рефинансирования, предоставленного в рамках «механизма оперативной поддержки ликвидности банков», не может превышать 25% первоначального объема срочных депозитов банка. Банк не может претендовать на кредит, если в течение двух последних месяцев у него наблюдался приток депозитов. Возвращать кризисное рефинансирование банки должны будут ежеквартально, равными частями. Если величина ежемесячного притока депозитов будет превышать размер планового погашения, то сумма погашения будет увеличиваться на соответствующую разницу. Предусмотрено также и досрочное погашение займов.

Есть мнение, что данное постановление является альтернативой мораторию на досрочное расторжение вкладов образца 2008 г. По данным СМИ, только за последние пять дней января (27-31 января) население изъяло из банковской системы почти 1 7,2 млрд. грн., менее 2% совокупного объема средств населения в банках. Напомним: в октябре 2008 г. мораторий был введен, когда отток был более ощутим как в абсолютных, так и в относительных величинах.

Так или иначе, участники рынка считают, что механизм поддержки, предложенный регулятором, далек от идеала. «Нацбанк прописал все так, чтобы банки обращались к нему за поддержкой только в самом крайнем случае» — констатирует председатель правления одного из столичных банков. Отметим, что в последний раз регулятор предоставлял рефинансирование банкам 5 февраля. Банкиры говорят, что таким образом НБУ намекает на то, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

 

Недельная дисквалификация

Но наиболее скандальным оказалось постановление НБУ №49 «О мерах относительно деятельности банков и проведения валютных операций», которым, по сути, было введено чрезвычайное положение на валютном и денежно-кредитном рынках.

В частности, НБУ обязал своих подопечных выполнять платежные поручения юридических лиц и частных предпринимателей только в пределах остатка средств на счете по состоянию на начало дня. То есть компания (бизнесмен) не может переводить деньги, поступившие на счет в текущий день. Это касается и обналичивания денежных средств. Исключения составляют платежи в бюджет и социальные фонды, а также наличные на выплату зарплат, командировочных, пенсий, стипендий, на социальные выплаты. По замыслу чиновников, такая мера должна была привести к повышению ликвидности банковского сектора.

Кроме того, целый ряд ограничений был введен в отношении операций на межбанковском валютном рынке. В частности, Нацбанк временно запретил покупать валюту для следующих целей: досрочное погашение резидентами кредитов от нерезидентов, покрытие страховых резервов страховщиками, а также инвестирование резидентами средств за рубеж. Регулятор запретил физлицам покупать валюту на межбанке для последующего перевода за границу на сумму более 50 тыс. грн. (около $6 тыс.) в месяц. Исключения — оплата обучения, лечения и некоторые другие позиции. Следует отметить, что на практике граждане достаточно редко прибегают к покупке валюты на межбанке. В основном на счета вносится наличная валюта.

И наконец, самой скандальной оказалась новация, в соответствии с которой юрлица и предприниматели жестко ограничены в покупке валюты. Теперь они могут купить валюту не ранее, чем на шестой день после перечисления гривень под эту операцию. Все это время средства будут лежать на счете в банке «мертвым грузом». Кроме того, НБУ обязал банки формировать реестр желающих приобрести валюту, который должен подаваться в Нацбанк на следующий день после получения заявки на покупку валюты. Регулятор хочет знать всех желающих приобрести более $50 тыс. Вступление в силу такой нормы с пятницы, 7 февраля, фактически означало, что на протяжении всей прошлой недели импортеры де-факто были отлучены от валютного рынка.

Представители реального сектора жестко раскритиковали новации НБУ. «После принятия постановления НБУ №49 парализована работа многих предприятий, жесткий диктат регулятора привел к реальному риску остановки промышленности. Под угрозой срыва своевременное выполнение контрактов не только в Украине, но и с партнерами в других странах», — отметила Ирина Мирошник, председатель правления ОАО «Укрпластик» (г.Киев; с 1997 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены). Начальник финансового отдела ООО СП «Нибулон» (г.Николаев; с 1991 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены) Андрей Михайлюк резонно обратил внимание на неясность нового порядка: «Что делать, если курс валюты за шесть дней вырастет и депонированной гривни окажется недостаточно для покупки необходимого количества валюты?».

Предприятия жалуются, что оказались под угрозой штрафных санкций, поскольку из-за отлучения от валютного рынка не смогли в срок выполнить обязательства перед контрагентами. Банки стараются помочь клиентам. В частности, предлагают краткосрочные кредиты в валюте, в том числе овердрафты. Поговаривают, что некоторые импортеры совместно с банками нашли и другие способы покупать валюту, невзирая на запрет.

Эксперты считают, что НБУ следовало бы ограничить валютные операции не субъектов реальной экономики, а банков, спекулировавших на валютных колебаниях. «Мы, например, не спекулировали, — рассуждает заместитель председателя крупного банка с западным капиталом, пожелавший остаться неназванным. — Этим занимались банки, приближенные к власти. Кто же их будет ограничивать? Проще уж пожертвовать импортерами холодильников». Тем временем и.о. премьер-министра Сергей Арбузов неустанно рассказывает об управляемой и контролируемой ситуации на валютном рынке.

 

Причины и последствия

Так или иначе, уже в пятницу, 7 февраля, резко сократились объемы валютного межбанка. В первые дни недели оборот не превышал $1 млрд., тогда как во время ажиотажа составлял $3-5 млрд. Впрочем, участники рынка уже поняли, что завышение объемов было искусственным. Но даже в условиях якобы полного отсутствия заявок от импортеров валютный курс на межбанке рос! Если в прошлый понедельник, 10 февраля, котировки опустились до 8,5 грн./USD,TO уже с утра в среду, 12 февраля, они превысили 8,8 грн./USD. Как известно, теперь НБУ пересматривает официальный курс ежедневно на основании котировок межбанка. Что будет, когда с понедельника на валютном рынке снова появится спрос со стороны реального сектора,- вопрос риторический.

Кстати, меры НБУ не привели к насыщению рынка наличной валютой: купить доллары по-прежнему очень трудно, хотя банки и несколько снизили котировки.

Показательно, что небанковские обменники, как и неделей ранее, продавали наличные «зеленые» по курсу, близкому к 9 грн/USD. На прошлой неделе Нацбанк обнародовал данные об операциях на наличном рынке в январе. Обороты подозрительно скромные: граждане купили валюты менее чем на $1,6 млрд., а сдали — на $0,9 млрд. По сравнению с декабрем сальдо (чистый спрос) сократилось на 30%. Вместе с тем граждане в январе изъяли из банков валютные вклады на $350 млн., что эквивалентно 3 млрд. грн.

 

Скребут сусеки

Самое парадоксальное, что антикризисные меры, предпринятые Нацбанком и направленные на повышение ликвидности банковского сектора, на деле возымели совершенно противоположный эффект. Остатки на корсчетах банков к утру среды, 12 февраля, сократились почти до 20 млрд. грн. Как следствие, средневзвешенные ставки на межбанковском кредитном рынке увеличились почти второе, вплотную приблизившись к 30% годовых!

Неудивительно, что участники рынка констатируют полный провал антикризисных стараний регулятора. «Думаю, их целью было путем устранения с рынка импортеров на одну неделю обвалить курс, продемонстрировав, что он может не только расти, но и падать. В идеале НБУ надеялся несколько восстановить свои золотовалютные резервы», — рассуждает председатель правления банка, пожелавший остаться неназванным.

Есть и другие предположения, подчеркивающие «примитивизм» действий Нацбанка. «Какая стратегия? Им просто нужна была передышка на неделю. Но обезболивающее практически не подействовало. Не исключено принятие новых, еще более абсурдных мер», — рассуждает казначей одного из банков, пожелавший остаться неназванным. По его словам, ситуация на рынке может усугубиться, если отдельные банки перестанут выплачивать депозиты. Уже сегодня среди банков есть, как минимум, три претендента на крах, один из которых — системный…


Похожие статьи