Украина вышла из берегов и в старое русло уже не вернется

4Каких-то два месяца назад мы жили в другой стране. Все жаловались на инертность граждан, которых, казалось, ничто не может побудить к участию в протестах. Все отстраненно наблюдали, как власть готовится подписать в Вильнюсе соглашение об ассоциации с ЕС, и дискуссии на эту тему носили, прямо скажем, не очень оживленный характер. А нынче в центре столицы звучит стрельба и разрывы шумосветовых гранат, через баррикады летят коктейли Молотова. Участников протеста похищают, избивают, сажают, убивают. В целом ряде областей произошел захват зданий госадминистраций. Власть теряет контроль над ситуацией. Оппозиция не в состоянии этот контроль перехватить. Что впереди, диктатура или установление полноценной демократии, которой у нас тоже никогда не было?

 

Хотели, как лучше. Себе

Чтобы вогнать страну в короткий срок в штопор, требуются особые управленческие качества. Произошедшее тем более удивительно, что новичками в госуправлении ни Виктора Януковича, ни Николая Азарова назвать нельзя. Первый стал губернатором еще в 1997 году, два раза занимал премьерское кресло. Второй страшно гордился, что был соавтором четырнадцати Государственных бюджетов — теперь, выходит, пятнадцати. Ясно, что никаких реформаторских откровений от чиновников старой закваски ожидать не приходилось, но хотя бы поддержание относительной работоспособности государственного механизма, казалось, им под силу.

Если отрешиться от эмоций и соответствующих резких эпитетов, Януковича и группу его поддержки подвела недооценка собственных граждан.

Безусловно, какие-то важные уроки из провала 2004 года ими были вынесены. Взято под жесткий контроль абсолютное большинство СМИ, на силовые ведомства поставлены исключительно лояльные кадры, да и другие ключевые должности укомплектованы своими. Чтобы избежать зависимости от спонсоров-олигархов, способных пойти на предательский сговор за спиной гаранта, интенсивными темпами шло накопление собственного ресурса.

По сути, Виктор Янукович покончил с олигархией в Украине: владельцы крупного капитала лишились решающего влиянии на политику. В некоторой степени исключение было сделано для Рината Ахметова, но его прежнему доминированию, позволявшему даже утверждать, что Янукович — креатура и марионетка в руках донецкого магната, пришел конец.

План был прост, как гаечный ключ: президент и его люди полностью контролируют власть и основные финансовые потоки, время от времени вбрасывая средства для подкормки лояльного бюджетозависимого населения. Красота!

Но чтобы сделать ресурсный рывок в стране, где давно нет свободных активов и неосвоенных бюджетных потоков, семье пришлось действовать самым жестким образом, не церемонясь с чужим бизнесом и выкидывая с хлебных мест прежних бенефициаров. Соответственно, резко увеличили государственные поборы, чтобы закрыть образовавшиеся в казне дыры. Бизнес-атмосфера в стране стала невыносимой. Судебная система, призванная узаконить происходящее, утратила последние признаки независимости.

Если политическая составляющая плана, из-за слабости оппозиции, почти без проблем удалась, экономика не выдержала дерзких экзерцисов. В короткие сроки стало ясно, что без огромных внешних кредитов Украина просто не справится с внутренними обязательствами. Тогда и возник хитрый вариант, который, по замыслу его сочинителей, позволял, поиграв на нервах у главных внешних партнеров, получить искомые займы как на Западе, так и в России.

Результат нам известен: каких-то денег удалось найти только в России, причем назвать их легкими язык не повернется ни у кого. На первый взгляд, их цена не так и велика: отказ от ассоциации с ЕС. К тому же это позволяло отбросить треволнения насчет освобождения Юлии Тимошенко — одного из главных условий сотрудничества с западными партнерами. Но тут неожиданно оказалось, что окончательно свернута резьба и у политики, где все надежно схвачено. В Украине разразился жесточайший кризис за время ее независимого существования.

 

…Ни царь, ни Бог и ни герой

Уверенности в силах Виктору Януковичу, несомненно, всегда добавляла и добавляет сейчас очень слабенькая оппозиция. Свидетельством и следствием ее слабости были постоянные негласные, но широко известные контакты оппозиционной верхушки с представителями власти. Одних интересовали возможности контроля оппозиции, игры на ее внутренних противоречиях, а также выстраивание запасного варианта на случай, если вдруг к 2015 году ситуация для патрона будет складываться неблагоприятно и потребуется выстраивать систему, которая гарантирует безопасный отход с занятых позиций. В свою очередь, и Яценюк, и Кличко тоже были не прочь сэкономить усилия, используя возможности действующей власти. Особенно, если оттуда заверяли, что, в случае чего, гарантом безопасности уходящего Януковича и негласным преемником станет именно тот, с кем в данный момент ведется разговор.

Особое место в этих играх отводилось Олегу Тягныбоку и его ВО «Свобода». Они, собственно, и выйти-то из третьей лиги украинской политики в первую смогли только после монополизации власти регионалами. Те были крайне заинтересованы в неприглядном лице оппонентов, словно скопировавших карикатурный образ страшилки — недалекого и закомплексованного «бандеров-ца». В свою очередь, «Свобода» нашла спрос у граждан, которые лишь в лице радикальных националистов увидели силу, способную зеркально противостоять брутальности Партии регионов. К удовольствию Банковой, Кличко и Яценюк пошли на тесный союз с Тягныбоком, взяв на себя часть его сомнительного в глазах значительной части избирателей имиджа.

Стороны так бы и игрались в византийщину до самого 2015 года, но, опять-таки, подвел народ. Он взял да вышел в неслыханном количестве на улицы и площади Киева. Лидеры оппозиции, которые не раз сетовали на пассивность граждан и повторявшие, что пятьдесят тысяч граждан на улице могут в корне изменить политическую ситуацию, а сто тысяч — страну, оказались в крайне неудобном положении, когда количество вышедших превысило все озвученные цифры. Что делать с этими людьми, тут никто не знал и не умел. И, как показывает опыт двухмесячного Майдана, так и не научился. Если сначала их тут не любили, но приветствовали, то теперь протестующие не скрывают своего недоверия претендентам на лидерство. В мирное время мастера закулисных переговоров, в ситуации острого гражданского конфликта они оказались никчемными народными вожаками и кризис-менеджерами.

 

Кровью умытые

Как всегда в такой ситуации, больше всего выпало на долю народа, поверившего в свои силы, но лишенного достойных руководителей и организации, которые бы преобразовали эти беззаветные гражданские усилия в победу. Власть посчитала, что лишенный центра управления протест не достоин уступок, а оппозиционеры, лишенные влияния на протест, не достойны быть переговорщиками от имени Майдана, с которыми следует считаться. Ставка была сделана на насилие, причем в самой беспощадной форме освященного государством точечного  —  пока точечного — террора. В ответ протестное движение еще более ради кализуется. С обеих сторон растет число жертв. Крах политики дорого обходится Украине. Перед страной замаячили перспективы стать новым международным изгоем — кровавой диктатурой под боком у Европы.

Но именно люди, показывающие образцы гражданской стойкости и взаимовыручки, дают надежду, что худший сценарий не будет реализован. У Януковича, ставшего первым украинским президентом, который обагрил руки кровью своих граждан, колоссальные проблемы с Киевом и западными регионами. Они просто вышли из подчинения, и никакой снос баррикад или массовые посадки тут не помогут. В других регионах, где не испытывают приязни к Майдану, особого желания защищать президента-банкрота не испытывают. Между народом и властью остается лишь тонкая прокладка силовиков. Если раньше люди выходили на протест, отстаивая абстрактные ценности, то теперь под угрозой свобода, здоровье и жизнь — своих и близких. Это сплачивает еще сильнее, заставляет самоорганизовываться и драться до конца. С такого рода сопротивлением наша власть еще не сталкивалась. И никакого умения немногочисленных и пока еще лояльных спецподразделений не хватит, чтобы с ним справиться. Нет, диктатура у нас не пройдет. А за демократию придется по-настоящему побороться.


Похожие статьи