Кризис в Греции

A demonstrator confronts riot police near the Greek parliament in AthensГеоргиус Дзогопулос, 50-летний предприниматель из греческих Фив, в июне закроет свой бакалейный магазин. Основная причина — отток покупателей: люди не могут найти работу в городе, и им попросту не на что отовариваться.

«У нас на одно рабочее место 650 желающих, и большая часть из них — молодежь», — говорит грек Корреспонденту.

Одну из главных причин кризиса в Греции Дзогопулос видит в диктате Европейского союза, и на выборах в Европарламент, которые в Фивах назначены на 23 мая, он будет голосовать за Коалицию радикальных левых — Syriza.

Лидер объединения Алексис Ципарс обещает поднять на 50% пособия по безработице в стране. По словам политика, именно чиновники из ЕС заставили греческое правительство резко снизить все социальные выплаты, и поэтому у народа нет денег. Эти обещания привлекли не только Дзогопулоса: по данным последних соцопросов, Syriza на выборах в Европарламент должна получить в Греции 18,5% голосов избирателей, оттеснив традиционных центристов с их первого места.

Но еще больше греков просто не пойдут на эти выборы, ведь граждане южной страны не ждут никаких изменений в политике ЕС после голосования.

Действительно, главной проблемой голосования, которое пройдет с 22 по 25 мая во всех странах Евросоюза, станет низкая явка избирателей. С Г 979 года, когда начали проводиться подобные выборы, явка на них постоянно падает. В 2009-м она достигла рекордно низкой отметки — 43% избирателей.

По мнению экспертов, если сейчас людей придет еще меньше, это даст политикам повод говорить, что Европарламент не представляет интересы большинства европейцев и нелегитимен. Хотя юридически его результаты будут признаны в любом случае. Минимального порога явки нет — это прописали в Лиссабонском договоре в 2007 году, когда явка начала падать.

С другой стороны, традиционные европейские партии боятся, что треть мест в новом законодательном органе ЕС получат популисты и радикалы, цель которых — изнутри расшатать ситуацию в Европе и даже пустить евроинтеграционные процессы вспять.

«Экономически Евросоюз уже состоялся. Но его можно развалить изнутри с помощью веры в популистские лозунги», — заявляет изданию Борис Тадич, бывший президент Сербии, страны — кандидата на членство в ЕС.

 

Голосуют ногами

«Явка на избирательные участки в мае покажет, смогли ли политики убедить европейцев, что ЕС важен для всех», — поясняет Корреспонденту Адриан Шоут, координатор европейских политических исследований в Netherlands rnstitute of rnternational Relations Clingendael.

Сейчас европейцы с удивлением наблюдают, как более 2.500 чиновников тратят 100 млн евро в год на ежемесячные переезды из Страсбурга в Брюссель, где попеременно проходят пленарные заседания Европарламента.

В год этот орган власти поглощает 1,7 млрд евро. То есть один депутат со своим штатом советников обходится европейцам в 2,2 млн евро. И это не считая скрытых затрат на командировки и содержание чиновников Еврокомиссии и Европейского совета, поэтому итоговая сумма минимум утраивается.

Кроме того, европейцы до конца не понимают, зачем нужен орган, который во многом дублирует полномочия национальных парламентов. Тем более что в сегодня идут жаркие споры: какие решения нужно принимать в Брюсселе, а какие — отдать на откуп местным правительствам.

Несмотря на это, выборы в 2014-м могут разительно отличаться от всех предыдущих по нескольким причинам. Главный фактор — это экономика, которая в последнее время в ЕС особенно хромает.

По данным Bloomberg, с начала года промышленность еврозоны смогла вырасти только на 0,2%. Для сравнения: в США ВВП за этот же период увеличился на 2,6%. Именно экономические проблемы и заставят граждан прийти на избирательные участки.

«Пока все было хорошо, люди не волновались, какие решения принимают в Брюсселе, и не думали, что они повлияют на их жизнь», — отмечает Грэхем Уэбстер из EasfWest Institute.

Теперь же Европейский Центробанк (ЕЦБ) и Еврокомиссия перераспределяют денежные потоки и решают, кто получит помощь, а кто будет выплывать самостоятельно. Их политику постоянно критикуют, но ни одна страна не отважилась отказаться выполнять требования ЕЦБ.

Как считает экс-председатель Всемирного банка Роберт Зеллик, в период кризиса на главу ЕЦБ Марио Драги смотрят как на человека с необычайно широкими полномочиями, и желание повлиять на политику экономического блока ЕС может привести избирателей на участки.

К тому же европарламентарии в течение всей кампании убеждали граждан, что теперь они смогут повлиять на назначение верховных чиновников ЕС. Раньше эти должности распределялись в ходе тайных переговоров между ведущими партиями, но в Брюсселе обещают установить прозрачный механизм всех назначений.

Политики надеются, что все это поднимет явку на выборы хотя бы до 50%, чтобы никто не сомневался в легитимности парламента.

 

Нежелательные элементы

Правда, высокая явка может сыграть не на руку главным европейским партиям. Далеко не только в Греции победу на выборах могут одержать радикальные партии, прямо призывающие к упразднению ЕС.

Кризис в экономике, который приведет людей к урнам для голосования, заставит их выбрать тех, кто больше пообещает, тогда как партии, составляющие большинство в Европарламенте, не могут побороть рекордную безработицу — 11,4%. А вот популистские силы намерены решить проблему за несколько лет.

В этой ситуации центристские партии рискуют потерять лидерство не только в проблемных Греции или Португалии, но во Франции и Великобритании. Во Франции социалисты во главе с президентом Франсуа Олландом проявили полную неспособность к реформам и оздоровлению экономики — в 2013 году страна показала рост экономики на уровне 0,1%.

Вот почему фаворитом на вы борах в Европарламент стал Национальный фронт Марин Ле Пен, который исповедует праворадикальные взгляды и пропагандирует выселение всех мигрантов из Европы. Его активисты рассчитывают получить не менее 30% голосов избирателей, и это вполне осуществимо.

Британия, в отличие от Франции, сделала антиевропейскую политику почти государственным курсом. По мнению Уэбстера, политическое будущее правящей партии консерваторов и лично премьера Дэвида Кэмерона зависит от того, сколько полномочий они смогут вырвать у Брюсселя.

Эксперты считают, что повторное избрание Кэмерона возможно лишь при условии, что до этого власти проведут референдум об отделении от ЕС. Поэтому в Великобритании на майских выборах победит, скорее всего, Партия независимости Соединенного Королевства.

В Нидерландах и Венгрии радикалы наберут от 10% до 40% голосов. В итоге популисты способны получить треть всех депутатских мандатов.

Хотя вряд ли они смогут сразу повлиять на политику в ЕС. Во-первых, эти партии разобщены и представляют только национальные интересы, не имея опыта интриг на уровне континента. Во-вторых, обещания придется выполнять, а традиционные партии не позволят провести одиозные законы о миграции или поднять социальные выплаты в проблемных странах на юге. Из-за этого доверие к популистам быстро пойдет на спад.

Таким образом, несмотря на радикализацию состава Европарламента, центристы и либералы смогут пока удержать свои позиции и поделить власть.

 

От первого лица

Есть и еще одна важная особенность нынешних выборов: они впервые станут гонкой личностей. Избирательная система не изменилась — люди, как и прежде, голосуют за партии. Но в этот раз все политсилы выдвинули своих кандидатов на пост главы Еврокомиссии, ставших неофициальными лицами партий, — между ними даже провели теледебаты. Это приблизило кампанию в ЕС к красочным выборам в США.

В последние годы Еврокомиссия, орган исполнительной власти ЕС, подрастеряла свой престиж.

«Председательство Жозе Мануэля Баррозу ослабило комиссию, но все понимают, что в эпоху кризиса она станет главным органом принятия решений», — поясняет Корреспонденту Винсент делла Сала, профессор философии Университета в Тренто.

Действительно, сразу после выборов именно Еврокомиссия будет решать, стоит ли выделить Португалии очередной транш помощи в размере 78 млрд евро. Европарламент и Европейский совет не имеют такого влияния на процесс — глав этих органов по старой привычке будут выбирать на закрытых переговорах нескольких основных партий.

Наконец, важной проблемой для Европы останется внешняя политика. По мнению эксперта Центра Карнеги Стивена Лейна, украинский кризис показал, что Европа дальше не может игнорировать такие события.

«В ЕС предпочитают свести любые риски к минимуму, даже если это означает проиграть битву. Теперь так сделать не выйдет», — говорит Лейн.

Союз уже втянут в противостояние с Россией, и необходимо дать ответ на вызов. Между тем курс Кетрин Эштон, возглавляющей сейчас внешнеполитический блок ЕС, был довольно невнятным. Следовательно, от личности нового комиссара по внешней политике и обороне зависит, насколько успешно Европа сможет противостоять натиску с востока.

Впрочем, основные партиг. не обещают решить экономические вопросы за ближайшие месяцы. Главная проблема — вернута уверенность избирателей в том, что Евросоюз им вообще нужен.

Но пока большинство европейских граждан настроены скептически.

«Выборы могут изменить политику только наверху, — рассуждает Дзогопулос. — Мне все равно, кто будет главным в Еврокомиссии: я точно знаю, что он не станет повышать нам социальные выплаты и не поможет Греции опять стать процветающей».


Похожие статьи