Какие риски у вкладчиков в нелегкие времена в Украине

7b139b7758ae334070a6f329b43738addd6ecf47Брать штурмом банк не придет в голову даже самому отъявленному сепаратисту. Их больше привлекают местные администрации, где все деньги успели украсть до них.

Но даже если радикалы изменят своим привычкам, вкладчикам все равно ничто не угрожает. Особенно если речь идет о сверхнадежных банках, способных с легкостью пережить не только террористическую атаку, но и вновь наступивший финансовый кризис в нагрузку.

 

Погорельцы

С начала года ушли в мир иной 5 финансовых учреждений. Нельзя сказать, что такая статистика добавляет оптимизма потенциальным вкладчикам. Впрочем, в Нацбанке уверены в обратном. Как заявила директор генерального департамента денежно-кредитной политики Нацбанка Елена Щербакова, в последние дни возобновился приток депозитов в банки, а с начала мая граждане сдают в обменники больше валюты, чем скупают. Правда, она тут же добавила, что не стоит относиться к данной ситуации с излишним оптимизмом.

Обнадеживающие заявления о смене настроений среди вкладчиков звучали и ранее. Несколько месяцев назад представители некоторых банков тоже говорили о новом тренде, но, видимо, он оказался не долговечным. В целом же потери финансовых учреждений таковы. За первый квартал из банковских учреждений граждане вывели 32,5 млрд. грн. и $3,1 млрд. Суммы более чем впечатляющие. И наверняка, не окончательные.

При таком оттоке среды населения нет ничего удивительного в потере платежеспособности 5 банков. Странно, что «пострадала» только пятерка. Ведь наверняка на ладан дышит еще как минимум столько же.

Не секрет, что в более чем 10 банках клиенты испытывают большие трудности с платежами и получением наличных. И либо не платят вообще, ссылаясь на надуманные трудности а-ля «инкассаторы не привезли деньги», либо возвращают деньги минимальными порциями по 500-1 000 грн. в день. Но при этом проводят агрессивную политику по привлечению депозитов от новых клиентов.

Увы, резкий отток вкладчиков, лишающих банки ресурсов, так необходимых в кризисной ситуации, не единственная проблема финансистов. Резкая девальвация гривны на 40% привела к двум печальным последствиям.

Первая проблема — стремительное увеличение неплательщиков по валютным кредитам. Причем это касается не столько граждан, занявших еще до 2008 года — они и так либо не платят, либо компенсируют какую-то часть долга, — сколько предприятий, предпочитавших занимать в валюте под более выгодный процент. На начало года банковские учреждения выдали корпоративным заемщикам 654 млрд. грн. При этом треть суммы в валюте. Но это в целом. Тогда как некоторые банки вообще выдавали исключительно валютные кредиты. Особенно это касается небольших финансовых учреждений. Но и среди крупника есть свои «герои». Наибольшая доля валютных кредитов у российских госбанков, присутствующих в Украине. Особенно отличился Сбербанк России, у которого 84% кредитного портфеля юрлиц сформированы в валюте. Интересно, какой уровень просроченных кредитов у этого финансового учреждения?

Совершенно очевидно, что по аналогии с 2008 годом многие валютные заемщики окажутся неплатежеспособными. А значит банк рискует не получить выданные ранее кредиты.

Вторая проблема — в путовой ситуации валютного заемщика могут оказаться сами банкиры. Некоторые банки тоже активно занимали в валюте, в том числе привлекая вклады в долларах. Здесь снова среди крупных банков впереди планеты всей Сбербанк России. Из 13,9 млрд. грн. средств населения в валюте было привлечено 10,3 млрд. грн.

После девальвации гривны такие финансовые учреждения рискуют оказаться между молотом и наковальней. С одной стороны, обострятся проблемы с возвратом валютных кредитов, с другой — необходимо возвращать деньги клиентам, в том числе и в валюте. Правда, для Сбербанка, способного рассчитывать почти на безграничную помощью материнской структуры, эти трудности из разряда мелких неприятностей. Но такие возможности есть не у всех.

Дабы избежать печальной развязки, Нацбанк вовсю раздает деньги «страждущим», надеясь, что рефинансирование позволит избежать массового банкротства банков. С начала года банкиры получили от регулятора 86,4 млрд. грн.

Больше всех, по данным Укрправды, получили Ощадбанк и Приватбанк. На начало апреля первый должен Нацбанку 26,6 млрд. грн., второй 15,3 млрд. грн. Возможно, спустя два месяца цифры уже не столь велики.

 

Среди других рекордсменов

Дельта банк (9,2 млрд. грн.) и банк «Надра» (8,1 млрд. грн.). Забавно, что во время кризиса 2008-ого «Надра» и Приватбанк тоже были среди любимчиков Нацбанка.

Тогда всей банковской системе для поддержания ликвидности было предоставлено около 100 млрд. грн. Но в реальности банки получили отличный инструмент для масштабных спекуляций. Львиная доля денег НБУ ушла на валютный рынок, что привело к мощной девальвации гривны и повальным неплатежам со стороны заемщиков. Нечто подобное, только в меньших масштабах, происходило и несколько месяцев назад.

К счастью, теперь возможности банков спекулировать на бюджетных деньгах не такие большие, как раньше. В 2008-ом нужно было платить НБУ за ресурсы из расчета 7% годовых без учета откатов, тогда как сейчас — 19%. И это в корне меняет ситуацию. При таких ставках на спекуляциях много не заработать.

Кредиты НБУ — не единственная возможность быстро привлечь ресурсы для бесперебойных расчетов с клиентами. Многое зависит и от поддержки со стороны акционеров. Причем именно последний фактор нередко становится решающим. Особенно когда в стране не только экономический, но и политический кризис. По сути, это отражение событий на юго-востоке, только в финансовой сфере: мародерствовать или защищать, саботировать или выполнять, капитулировать или следовать присяге.

 

Смена элит

Пожалуй, самая большая опасность для банков и для самих вкладчиков исходит не столько от уровня менеджмента и кризисных явлений, сколько от политических предпочтений владельцев финансовых учреждений.

В 2008 году, да и после многие финансовые учреждения «ложились» по политическим мотивам. Акционеры, не «разделявшие ценностей» властей, отказывались удерживать банки на плаву, а то и вовсе грабили их, выводя деньги через кредиты дружественным компаниям. Сейчас история повторяется.

Среди нынешних погорельцев как минимум у четырех прослеживаются «политические признаки». Речь идет о банках «Форум», «Брокбизнесбанк», «Реал Банк» и «Интербанк». Первый контролировался структурами регионала Вадима Новинского. А остальные три вообще входили в орбиту «семьи». Сложно представить, что «владелец газет и пароходов» не смог бы удержать свой банк в трудную минуту, если бы захотел.

Исключение — банк «Меркурий», хотя и здесь прослеживалась связь с властями. Проблемы у этого небольшого учреждения начались еще в 2013 году, и очередной кризис стал «контрольным в голову».

 

Как вкопанные

Можно не сомневаться, что после произошедшего оттока вкладов и девальвации гривны многие банки потеряли ликвидность, не выполняют нормативы и держатся на одном честном слове. Наверняка некоторые зафиксируют огромные убытки и будут вынуждены компенсировать их за счет капитала. И уж точно НБУ на многое закроет глаза. Вопрос лишь в том, что будут делать акционеры.

Для большинства собственников велик соблазн переждать, пересидеть, перетерпеть. Нынешняя ситуация в стране явно не способствует долгосрочным капиталовложениям с непрогнозируемым результатом. Но едва позиция «приватизируем прибыль, национализируем убытки» — лучший выход из ситуации. И уж точно ей не станут следовать госбанки и финансовые учреждения с иностранным капиталом. Первые по политическим соображениям, вторые — по имиджевым. Собственно, именно эти две группы банков быстрее всех восстанавливались после кризиса 2008-ого. Но в случае эскалации конфликта с Россией о клиентах вспомнят лишь в самую последнюю очередь. Остается лишь надеяться, что такой сценарий возможен лишь в дурном сне.

В очередном рейтинге сверхнадежности представлены финансовые учреждения из первой и второй группы Нацбанка по размеру активов, чей капитал в евро за последние 5,5 лет увеличился или снизился не более чем на 30%.

За это время европейская валюта обвалилась почти втрое. Соответственно, в такой же пропорции сверхнадежные должны были увеличить капитал. И если это произошло, значит, акционеры банков, осведомленные о финансовом положении своего бизнеса лучше любого аналитика или рейтингового агентства, видят в них перспективу. Таким критериям чаще всего соответствуют госбанки и банки с иностранным капиталом.

Нельзя сказать, что остальные финансовые учреждения обречены. Наш рейтинг — не истина в последней инстанции. Наверняка среди банков, не получивших наши оценки, найдутся и такие, чья платежеспособность выше, чем у сверхнадежных. Особенно это касается зарубежных банковских структур. Но, к сожалению, мы лишены возможности провести более точную экспертизу. И по нынешним временам едва ли это кому-то по силам. В то же время ни один банк, входивший в рейтинг сверхнадежности, не терял «лицо» на протяжении как минимум года после получения наших оценок. При этом некоторым из «сверхнадежных» удается оставаться в рейтинге уже почти 5 лет. В основном это госбанки. Тогда как финансовые учреждения с украинскими корнями большой стабильностью не отличаются.


Похожие статьи