Идея о привлечении чиновников к уголовной ответственности

1Идея о привлечении чиновников к уголовной ответственности за незаконные решения верна по сути, но трудно реализуема на практике

В конце прошлого года в комитеты BP был разослан для ознакомления законопроект №3829 от 25.12.13 г. относительно ответственности служебных лиц органов государственной власти в случае принятия незаконного решения (далее — законопроект). Его автор, народный депутат Сергей Фаермарк («Батькивщина»), предлагает внести изменения в Уголовный кодекс (УК) и Уголовный процессуальный кодекс (УПК), которыми, по сути, вводится новый вид уголовной ответственности для вышеуказанных лиц. К таковым, согласно УК, относятся представители как центральных органов власти, так и органов местного самоуправления, а также лица, занимающие в этих органах должности, связанные с исполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, и др.

 

Без ответственности

Автор законопроекта считает, что чиновники, осуществляющие властные полномочия от имени государства, фактически не отвечают за последствия принимаемых ими решений. В качестве примера он ссылается на данные Единого госреестра судебных решений, согласно которым в первом полугодии 2013 г. суды признали незаконными более 10 тыс. решений Миндоходов. В то же время информация о привлечении к ответственности служебных лиц, издавших такие решения, отсутствует. По мнению народного депутата, так происходит потому, что действующее законодательство, если можно так выразиться, не удерживает чиновников от соблазна «сочинительства», идущего вразрез с законом, нарушающего интересы и свободы физических и юридических лиц, но создающего выгоды для третьих лиц. Ведь, согласно ст.1174 Гражданского кодекса, независимо от вины служебного лица, вред, причиненный им в процессе осуществления властных полномочий, подлежит компенсации в полном объеме государством, а не конкретным чиновником. Поэтому, дескать, государевы люди не приучены, образно говоря, сто раз подумать, прежде чем что-то решать. К тому же указанные в УК определения уголовных правонарушений, за которые предусмотрена ответственность данных служебных лиц (ст.364 «Злоупотребление властью или служебным положением», ст.365 «Превышение власти или служебных полномочий», ст.367 «Служебная халатность»), сформулированы таким образом, что их невозможно квалифицировать как принятие незаконного решения. Для этого истцу (тому же обиженному предпринимателю) необходимо доказать в суде наличие так называемых явно видимых последствий (например, возможного ущемления прав участников того или иного рынка), что не всегда возможно, поскольку их бывает трудно определить. «Отсутствие уголовной ответственности за принятие неправомерных решений, не отягощенных такими последствиями, -одна из причин огромного количества нарушений, допускаемых чиновниками», — считает адвокат Андрей Тарасов, управляющий партнер юридической компании «Тарасов и партнеры» (г.Киев; с 2008 г.; 10 чел.).

В качестве примера можно вспомнить решение тендерного комитета относительно признания победителем конкурса на пассажирские автоперевозки в Киевской области иногородней фирмы, не имеющей на территории области собственной материально-технической базы и автобусов. Правда, в начале прошлого года перевозчики не через суд, а путем обращения в прокуратуру и однодневного невыхода на маршруты добились пересмотра решения. При этом дисциплинарными взысканиями отделались лишь некоторые чиновники, готовившие тендер.

Чтобы исключить подобные случаи, автор законопроекта предлагает ввести уголовную ответственность служебных лиц органов государственной власти за принятие незаконных решений. При отсутствии видимых последствий — если это решение нарушает охраняемые законом права и свободы граждан и юрлиц, депутат предлагает штрафовать чиновников на 0,5-1 тыс. ндмг (8,5-17 тыс.грн.) и лишать их права занимать определенные должности на срок до трех лет. Если данное деяние повлекло тяжкие последствия (согласно УК, это материальные убытки, которые в 250 раз и более превышают размер налоговой социальной льготы — это половина размера минимальной зарплаты) или нанесло существенный вред (материальные убытки, которые в 100 раз и более превышают размер данной льготы), размер штрафа увеличивается до 1-10 тыс. ндмг (17-170 тыс.грн.). Плюс чиновнику может «светить» лишение свободы на срок от двух до пяти лет. Законопроект также предполагает внесение изменений в УПК, согласно которым досудебным расследованием подобных деяний предлагается заниматься следственным подразделениям органов безопасности (сейчас — СБУ).

 

Без затягивания

Действительно, привлечь сейчас чиновников к дисциплинарной и уж тем более к уголовной ответственности за нарушения, допущенные ими при осуществлении властных полномочий, чрезвычайно тяжело. Юрий Забияка, вице-президент адвокатской фирмы Трамацкий и партнеры» (г.Киев; с 1998 г.; 38 чел.), говорит, что идея расширения сферы ответственности чинов-никое вынашивается давно, периодически выражаясь, в частности, в виде законопроектов о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях (см. «Попытка — не пытка») и УК. В то же время система государственной власти в Украине не только воспринимает эти законопроекты в штыки, но и делает все, чтобы существующие нормы применялись на практике крайне редко. В свою очередь, Виктор Мороз, генеральный директор, управляющий партнер юридической компании «Правовая гильдия «ВикториАл» (г.Киев; с 2010 г.; 9 чел.), отмечает, что привлечение чиновников к ответственности затруднено существованием целого ряда процессуальных особенностей. Ведь сначала предпринимателю в порядке административного судопроизводства необходимо доказать незаконность принятого решения, а уж потом в порядке уголовного производства привлекать к ответственности определенное служебное лицо. На это необходимо много времени, средств и элементарного терпения. Причем конечный результат не гарантирован. Законопроект может упорядочить этот процесс. Андрей Тарасов считает, что в случае его принятия отправной точной для начала уголовного преследования, как и сейчас, должен стать установленный судом факт незаконности принятого чиновником решения. Но при этом вопрос об уголовной ответственности служебного лица обязан будет ставить тот же суд — путем либо вынесения отдельного определения, либо уведомления органов прокуратуры. Виктор Мороз полагает, что процесс может идти параллельно: предприниматель обращается с иском в административный суд и с соответствующим заявлением — в орган досудебного расследования.

 

Без эффекта

Вместе с тем, будь данный законопроект принят в существующем виде, возможны перехлесты отнюдь не в пользу предпринимателей.

Во-первых, потому, что в документе не определено, какие именно служебные лица органов государственной власти подвергаются уголовному преследованию за незаконные решения. Например, если исходить из определения, данного в УК, подозреваемыми могут оказаться, например, сотрудники канцелярии министерства, а не конкретный чиновник, издавший «вредный» приказ. Виктор Мороз предлагает четко определить в законопроекте, что служебным лицом, в отношении которого вводится новый вид уголовной ответственности, следует считать чиновника государственного органа, наделенного полномочиями принимать решение, которое может повлечь причинение вреда физическому или юридическому лицу. Помимо этого законопроект не дает ответа, как быть с решением, принимаемым коллегиальным органом, например местным советом. Ведь привлечение служебных лиц такого органа к юридической ответственности невозможно. «Это обусловлено прежде всего тем, что в УК не предусмотрена возможность уголовного наказания юридических лиц, которые в таких случаях выступают именно в качестве субъекта властных полномочий», — полагает г-н Тарасов. Между тем именно органы местного самоуправления частенько «грешат», плодя, например, разрешения, не предусмотренные законодательством.

Во-вторых, исходя из практики, может получиться так, что к уголовной ответственности не будет привлечен ни один чиновник.

Сейчас суды выносят мизерное количество оправдательных приговоров. Это связано в том числе и с тем, что при оправдательном приговоре к ответственности в любом случае привлекается прокурор, который принимал участие в деле и (или) надзирал над досудебным следствием. Но суды у нас, к сожалению, зависимы, в том числе и от прокуратуры, которая «никогда» не ошибается…

Есть, правда, и другие мнения. Александр Ружицкий, советник юридической компании LA.Group (г.Киев; с 2013 г.; 10 чел.), считает, что самый большой недостаток этого законопроекта — отсутствие четкого понимания, за какие именно незаконные решения следует привлекать лицо к уголовной ответственности. Понятие «незаконность» — очень широкая категория. Если же привлекать к уголовной ответственности лиц за каждое незаконное решение, независимо от последствий и формы вины (если такое решение нарушает права и свободы), то за полгода «уголовниками» станут тысячи людей, работающих в органах государственной власти и местного самоуправления.


Похожие статьи