Политические страсти

3Загнанные в уголь

Политические страсти, кипящие в стране, не отвлекают государственных мужей от фундаментального перекраивания топливно-энергетического комплекса. После некоторых дискуссий в январе вступил в силу Закон «Об основах функционирования рынка электрической энергии Украины», а в начале февраля Кабмин обнародовал доработанный текст Энергетической стратегии Украины до 2050 г.

Сама Стратегия была разработана еще в 2006 г., но правительство Николая Азарова решило, что пришло время ее подкорректировать. Эту задачу возложили на Фонд «Эффективное управление», принадлежащий бизнесмену Ринату Ахметову. Плод трудов экономистов-частников» был утвержден летом прошлого года. Соответствующее распоряжение Кабмина №1071-р появилось 24 июля 2013 г., и тогда обновленный документ вызвал немалое возмущение. В частности, вопросы возникли по поводу значительного перекоса в пользу угольной электрогенерации в ущерб атомной и альтернативной. В результате текст Стратегии, уже утвержденный Кабмином, дорабатывался в правительственных структурах еще полгода — пока самую последнюю версию не выложили на сайте Минэнергоугля.

 

Красная строка

Авторы документа подробно объясняют, зачем нужно было пересматривать старую Энергостратегию. В принципе, все логично: мировой экономический кризис, «сланцевая революция», взрывной рост возобновляемой энергетики, вступление Украины в Энергетическое сообщество, контракт с «Газпромом» от 2009 г., упадок отечественной нефтепереработки, консолидация тепловой электрогенерации и экспорта электроэнергии — все это произошло уже после 2006 г. и требует учета в долгосрочной стратегии.

В целом, документ ориентирован на повсеместное внедрение рыночных отношений, максимальный уход государства отовсюду, откуда оно может уйти, и ликвидацию всех форм поддержки для льготных категорий потребителей. «Либерализация и развитие конкурентных отношений», «экономически обоснованная ценовая политика», а также «привлечение в ТЭК частных инвестиций» доминируют в перечне основных направлений Энергостратегии.

Красной строкой проходит мысль, что «убитые» за последние 20 лет основные фонды ТЭК пора модернизировать, заменять и расширять, но у государства на это денег нет и не предвидится. Общий объем инвестиций, необходимых для проведения модернизации ТЭС, продления сроков эксплуатации АЭС, модернизации и расширения электросетевого хозяйства, введения новых генерирующих мощностей, увеличения добычи газа и угля, повышения энергоэффективности, составляет около $200 млрд. (для сравнения: ЕС, согласно тамошней энергостратегии, собирается выделить в 2010-2020 гг. EUR 1 трлн.). Заплатить за все должны будут главным образом частные инвесторы, а в конечном счете — потребители энергетических ресурсов.

Конкретные планы строятся на основе прогнозов, которые вызвали недоумение у ряда экспертов, ознакомившихся со Стратегией. Авторы документа разработали три сценария развития ТЭК до 2030 г. -пессимистический, базовый и оптимистический. Базовый сценарий предусматривает среднегодовой рост ВВП Украины в 2010-2030 гг. на уровне 5% и достижение к 2030 г. его размера в 2,9 трлн. грн. Что сейчас, конечно, выглядит утопией. «В этом случае Украина превратится в одну из самых быстро развивающихся экономик мира, предпосылок для чего, к сожалению, пока не наблюдается», — отмечает Олег Кильницкий, эксперт EIRCenter (г.Киев; консалтинг в сфере энергетики; с 2012 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены).

Составители прогноза напоминают, что в 2000-2010 гг. ВВП у нас рос со скоростью 7,1% в год, поэтому, дескать, вполне можно рассчитывать на 5%-ный прирост в среднем за 20 лет, особенно если учесть, что экономический кризис когда-нибудь закончится, а после него начнется подъем. Но, по их расчетам, ВВП должен непрерывно увеличиваться начиная с 2010 г. даже в пессимистическом сценарии. Тогда как на практике экономический рост прекратился, и в 2012-2013 гг. ВВП стагнировал.

О чем, казалось бы, должны были знать экономисты, готовившие документ в 2013 г. Нет определенности пока и с тем, чего ждать от мировой экономики: Долгая депрессия продолжалась семь лет (1873-1879 гг.), Великая (1929-1939 гг.) — десять, а сколько продлится нынешняя — вообще трудно сказать. Во всяком случае, пока, на шестом году кризиса, признаков грядущего восстановления не видно. «Макропоказатели, на основании которых составлена Стратегия, взяты с потолка», — возмущается Михаил Волынец, председатель Независимого профсоюза горняков Украины.

 

Меньше газа

Один из элементов Стратегии, наиболее поражающих воображение, — предполагаемое драматическое сокращение потребления и особенно импорта природного газа. Потребление газа, по итогам 2013 г. составившее 50,4 млрд. куб.м, должно увеличиться с началом экономического восстановления, но снизиться к концу десятилетия до нынешнего уровня и остаться там уже надолго (см.»Газовый…»).

По прогнозу авторов Стратегии, металлурги к 2030 г. сократят потребление газа с 7 млрд. куб.м до 4,5 млрд. куб.м, уменьшатся соответствующие показатели и в других отраслях промышленности — кроме химической, которая использует газ в качестве сырья. Население тоже снизит потребление: во первых, самого населения к 2030 г. в стране будет меньше, чем сейчас; во-вторых, новые дома не будут газифицированы; в-третьих и самых главных, планомерное повышение цен заставит население экономить голубое топливо и использовать другие источники энергии.

В сфере теплоснабжения потребление газа в абсолютных показателях должно вырасти за счет строительства новой недвижимости, которую надо будет отапливать. При этом меры по экономии тепла должны будут сдерживать рост, и на протяжении 2010-2030 гг. объем потребления увеличится лишь с 11 млрд. куб.м до 14 млрд. куб.м. Неизменным останется потребление газа в электроэнергетике (2 млрд. куб.м): все газовые энергоблоки, которые можно было отключить, уже отключены. А расходы на технические нужды газотранспортной системы уменьшатся вследствие сокращения объемов потребления и транзита. В результате в 2030 г. потребление газа должно составить 49 млрд куб.м. Правда, при условии последовательного повышения энергоэффективности.

А противоположный сценарий — сохранение нынешнего уровня удельного потребления газа и увеличение потребления абсолютного — возможен в том случае, если нынешняя низкая цена на российский газ сохранится надолго. В таком случае теряют экономический смысл меры не только по повышению энергоэффективности и экономии ресурса, но и по наращиванию собственной добычи. Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании «Конкорд Капитал» (г.Киев; с 2004 г.; около 150 чел.), отметил в комментарии: «Если нынешняя стоимость российского газа сохранится, отечественные газодобытчики к концу года должны будут значительно снизить и собственные цены: примерно с $400 до $270 за 1 тыс.куб.м. А это значит, что инвестиционные расходы, которые они закладывали в цену своего газа, не будут осуществлены, не будут пробурены новые скважины и т.д.».

Между тем авторы Энергостратегии рассчитывают, что стоимость газа будет достаточно высокой, чтобы не просто сохранить, но и серьезно нарастить внутреннюю добычу. Объем добычи традиционного газа может сохраниться на нынешнем уровне — чуть более 20 млрд. куб.м, несмотря на рост себестоимости: придется вкладывать деньги в разработку новых месторождений. С 2017 г. может начаться промышленная добыча газа плотных пород, где технологии не очень отличаются от традиционных; они станут главным источником «нетрадиционного» газа.

С 2022 г. можно будет рассчитывать на добычу газа на глубоководном шельфе. А вот со сланцевым газом будет сложнее: придется освоить новые технологии, да еще и отселить куда-то людей. Еще меньше надежд на метан угольных пластов, которые в Украине залегают глубоко. Добывать такой газ будет сложно и дорого, а объемы добычи ожидаются скромные.

Тем не менее именно благодаря «нетрадиционному» газу авторы Энергостратегии рассчитывают стремительно наращивать совокупный объем добычи на протяжении 2020-х годов. Учитывая надежды на параллельное снижение потребления, предполагается, что объемы импорта будут сокращаться еще быстрее. Особенно фантастический скачок должен произойти между 2025 г. и 2050 г., когда внутренняя добыча за пять лет возрастет в 1,5 раза — до 44 млрд. куб.м, а импорт снизится вчетверо — до 5 млрд. куб.м.

Как уже было сказано, такой прирост внутренней добычи невозможен без высокой цены на газ, которая позволит инвесторам окупить вложения. Да и государство совершенно не против сбросить с себя финансовое бремя субсидирования стоимости газа для населения и теплокоммунэнерго, из-за которого НАК «Нафтогаз Украiни» хронически находится на грани банкротства. Поэтому авторы Стратегии планируют перейти на единые для всех групп потребителей принципы ценообразования — независимо от того, будет ли правительство сотрудничать с МВФ, одно из главных требований Фонда в любом случае будет выполняться. Согласно Энергостратегии (уже утвержденной Кабмином, напомним), выравнивание цен должно полностью завершиться к 2020-2022 гг., т.е. к концу гипотетического второго президентского срока Виктора Януковича цена на газ для украинского населения увеличится примерно в 2,5 раза.

 

Больше угля

Если сейчас в энергобалансе Украины доминирует газ, то через 15 лет его место должен занять уголь — гораздо более экологически вредный, но зато обильно залегающий в украинских недрах энергоресурс. Согласно Стратегии, потребление газа за 2010-2050 гг. должно снизиться с 66,1 млн. т условного топлива (у.т.) до 57,5 млн. т у.т„ или с 50% до 58,7% совокупного энергопотребления. В то же время потребление угля должно увеличиться с 48,5 млн. т у.т. до 61,2 млн т у.т, а его доля — с 56,5% до 41,5%.

По словам Сергея Дьяченко, председателя Бюро комплексного анализа и прогнозов (г.Киев; с 2015 г.; 5 чел.), Украина под шумок отказывается от затратной борьбы с атмосферными выбросами, лоббируемой Евросоюзом. «Будет взят курс на ре-индустриализацию энергетики, одним из направлений которого является возврат к углю. Вопрос лишь в том, как бы это оформить так, чтобы сохранить лицо», — считает эксперт.

Согласно планам, годовой объем добычи уже через 10 лет должен превысить 100 млн. т; при этом добыча энергетического угля побьет все рекорды, а коксующийся уголь станут добывать в таких объемах, которые и не снились во время металлургического бума 2000-х годов, хотя метпредприятия тогда еще не начали модернизацию, а работали на полную мощность. Самое удивительное, что при этом авторы Стратегии признают, что более 70% госшахт не реконструировались еще с брежневских времен, но считают достаточным объем инвестиций на уровне $10 млрд. — намного меньше, чем в других отраслях ТЭК.

По их замыслу, бум добычи угля должен начаться после того, как отрасль будет полностью приватизирована, а все нераспроданные шахты — закрыты (произойти это должно к концу 2015 г., т.е. сразу же после гипотетического переизбрания Виктора Януковича на президентских выборах). Эффективный собственник, который купит шахты за 1 грн. на «голландских аукционах», все же будет поначалу получать государственную поддержку: золотой дождь, которым сейчас осыпают «угольных генералов», прекратится лишь пять лет спустя. При этом рынок угля будет полностью либерализован и переведен на биржевую основу, что означает значительный рост цен.

Авторы Стратегии убеждены, что собственники шахт, инвестировав $6 млрд., смогут нарастить добычу энергетического угля на 50 млн. т! Еще 5 млн. т добавится в результате открытия новых запасов, но на 5 млн. т совокупная добыча снизится после закрытия отработанных и нерентабельных шахт.

Остается вопрос: куда девать весь этот уголь? Ведь уже сейчас в стране наблюдается профицит угля, склады заполнены до пределов, продиктованных техникой безопасности. Украинские угольные залежи «славятся» глубиной залегания и небольшой толщиной пластов. Это делает отечественный уголь дорогим и неконкурентоспособным, особенно на фоне снижения мировых цен. К тому же наш уголь отличается очень низким качеством: содержание серы в нем превышает все допустимые нормы.

В результате, например, в прошлом году правительство со скандалом заставило металлургов покупать хоть сколько-нибудь отечественного коксующегося угля, введя квоты на импорт более качественного товара. В будущем, по мере перехода металлургических заводов на технологию пылеугольного вдувания, украинский коксующийся уголь станет для них вообще непригодным. Но, согласно Стратегии, импорт должен будет радикально сократиться: если в прошлом году было ввезено 11,4 млн. т коксующегося угля, то в следующем году весь угольный импорт должен составить лишь 7,6 млн. т.

«Что касается энергетического угля, то у нас его сжигают без оглядки на какие-либо экологические нормы, даже когда в нем 4% серы», — сетует г-н Волынец. Но даже если наплевать на экологические нормы того же ЕС, украинская тепловая электрогенерация все равно не сможет потребить такие объемы. Разработчики Энергостратегии рассчитывают на строительство заводов по газификации угля, о котором Виктор Янукович договорился во время декабрьского визита в Китай. По их расчетам, четыре завода вступят в строй в 2017 г. и будут потреблять 10 млн. т угля в год, производя синтез-газ для химпредприятий и водоугольное топливо для тепло- и электрогенерирующих предприятий. А к 2030 г. объем потребления угля этими заводами достигнет 16 млн. т в год. Предполагается, что благодаря этому удастся сэкономить 6,4 млрд. куб.м газа.

Наконец, еще одно направление сбыта угля — экспорт. Он должен расти небывалыми темпами, особенно в следующем десятилетии, и к 2030 г. достичь 20,5 млн. т. Какой именно уголь и куда планируется вывозить — не указано, и опрошенные эксперты тоже не нашли что сказать. «Непонятно, на что авторы Стратегии рассчитывают в области экспорта украинского угля», — недоумевает г-н Паращий.

 

Свет и тепло

Логично ожидать, что правительственные стратеги постараются обеспечить угольщикам сбыт в электрогенерации. Действительно, Энергостратегия предусматривает модернизацию пылеугольных энергоблоков общей мощностью 14 ГВт, а также строительство угольных ТЭС общей мощностью 4 ГВт для замещения выведенных из эксплуатации. Помимо этого предусмотрено строительство дополнительных угольных мощностей на 9 ГВт. Объем инвестиций в тепловую генерацию составит около $40 млрд., а производство электроэнергии на угольных ТЭС и ТЭЦ увеличится с 97 млрд. кВт-ч до 112 млрд. кВт-ч. Акцент на угольной генерации оправдывается потребностью в маневренных мощностях, которые должны сопровождать рост «зеленой» генерации.

Объем электроэнергии, производимой ветряными, солнечными электростанциями и малыми гидроэлектростанциями, в 2016-2020 гг. должен возрасти вчетверо — до 12 млрд. кВт-ч. В соответствии с обязательствами перед Энергетическим сообществом Украина должна уже к 2020 г. довести долю возобновляемой энергии в электробалансе до 11%, но в предыдущей версии Стратегии, одобренной летом, «альтернативным» мощностям отводилось вдвое меньше. Теперь ошибка исправлена, и с учетом гидроэнергетики доля возобновляемых источников в энергобалансе в 2020 г. составит даже 13,6%.


Похожие статьи